?

Log in

No account? Create an account
знак

Лавра ждет «Троицу» на свой юбилей


В канун памяти св. виленских мучеников († 1347) стоит вспомнить о том, что впервые на Русь после прославления в Константинополе в 1375 г. их мощи были перенесены в составе золотого наперсного креста-мощевика (см. илл.), который доставили два греческих протодиакона, «сановника суща, един именем Георгии, а другыи Иванъ» (ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 116 - Георгий Пердика и Иоанн Докиан) в начале 1377 г. как благословение вселенского патриарха Филофея прп. Сергию Радонежскому. В альбоме о реликвиях, который подготовил редактор-составитель Алексей Лидов, содержится ошибочная информация, будто бы «новоявленные литовские страстотерпцы» были канонизированы «в Константинополе патриархом Филофеем в 1397 г.», т.е. после преставления самого патриарха в 1379 г. (Христианские реликвии в Московском Кремле. М., 2000. С. 56).

Крест-мощевик прп. Сергия Радонежского.
Византия.
1370-е гг.
4 х 2,5 х 0,3.
Надпись XIV в. с перечнем святынь на обратной стороне: «ЖИВОТВОРЯЩОЕ ДРЕВО МЧНКЪ   М АФОНАСЬЕВЫ ПРДВНОГО ЕВДОКИ ЕЛЬФЕРЫЯ ФЕДОСЬИ ДВЦИ НОВЪХЪ МЧНКЪ ЛИТОВЬСКЫХЪ».
СПИХМЗ. Инв. 2452.
Крест поступил в СПИХМЗ из Троице-Сергиевой лавры в 1920 г. Чуть ранее, в 1918 г., этот золотой крест с мощами был обнаружен о. Павлом Флоренским вместе с графом Ю.А. Олсуфьевым внутри другого, большего по размерам «воздвизального» креста XVII в., который и в описи Троице-Сергиевой лавры, и в надписи на самом кресте обозначался как благословение патриарха Филофея Преподобному Сергию (Белоброва О. А. Посольство константинопольского патриарха Филофея к Сергию Радонежскому // Сообщения  Загорского  государственного историко-художественного музея-заповедника. Вып. 2 (1958). С. 14-18).

Как сообщает Житие прп. Сергия, патриарших посланников игумен Троицкой обители встретил вопросом: «Подумайте, не к другому ли вы посланы: кто я такой, грешный, недостойный такие дары получить от святейшего Патриарха?». Они же сказали: «Мы, отче, ничуть не ошиблись относительно тебя, святой Сергий. К тебе мы посланы». Очевидно, уже к тому времени имя Преподобного Сергия стало известно и в Константинополе, и на Афоне.

Особенно много чудес было совершено по молитвам Преподобного во время героической обороны Троице-Сергиева монастыря, выдержавшего почти полуторагодичную осаду превосходящих военных сил польско-литовских интервентов во главе с Я. Сапегой и А. Лисовским в начале XVII в. 23 сентября 1608 г., в канун осенней памяти Преподобного Сергия, польско-литовские отряды начали осаждать Троице-Сергиевую Лавру, о чем свидетельствовал очевидец польский ротмистр Н. Мархоцкий: «Сапега должен был или взять [монастырь] или, по крайней мере, изнурить осадой, но он безуспешно простоял там целый год». В самом начале осады Сапега и Лисовский направили в Троицкий монастырь грамоту с предложениями воеводам покориться «царю Дмитрию Ивановичю» и угрозами в адрес наместника: «А ты, святче Божий, старейшино мнихом, архимарит Иасаф, попомни жалование царя и Великого князя Ивана Василиевича всеа Руси, какову милость и ласку стяжал к Троицкому Сергиеву монастырю и к вам мнихом великое жалование. А вы беззаконники все то презрели, забыли есте сына его государя царя Дмитриа Ивановича, а князю Василью Шуйскому доброхотствуете и учите во граде Троицком воинство и народ весь сопротив стояти государя царя Дмитриа Ивановича и его позорити и псовати неподобно, и царицу Марину Юрьевну и нас. И мы тебе, святче архимарит Иасаф, засвидетельствуем и пишем словом царским: запрети попом и прочим мнихом, да не учат воинства не покорятися царю Димитрию, но молите за него Бога и за царицу Марину. А нам град отворите без всякиа крови. Аще ли не покоритеся и града на здадите, и мы зараз взяв замок вашь и вас беззаконников всех порубаем». Но троицкие сидельцы дали польско-литовским интервентам мужественный ответ: «Надежда наша и упование, Святая Живоначальная Троица, Стена же наша и Заступление и Покров, Пренепорочная Владычица Богородица и Приснодева Мариа; способники же нам и молитвеници к Богу о нас, преподобнии отцы наши велиции чюдотворцы Сергий и Никон!».

Неоднократно в тяжкие дни осады архимандрит «Иоасаф со всем освященным собором... бяше во святей велицей церкви, со слезами моляста Бога и Пречистую Его Богоматерь и призывающе в помощь великих чюдотворцов Сергиа и Никона о помощи и о укреплении на враги... И вземше честныя кресты и чюдотворныя иконы, обходяще по стенам града, творяще литию и моление возсылающе ко Всемогущему в Троицы славимому Богу и Пречистей Богоматери». Сам Преподобный Сергий неоднократно являлся оборонявшимся, неустанно молившимся пред образом «Живоначальной Троицы» письма прп. Андрея Рублева: «в то же время в церкви Пресвятыя Троица архимариту Иасафу воздремавшу, и се внезапу видит святаго и блаженнаго отца Сергия великаго Чюдотворца, стояща против чюдотворного образа святыя Живоначальныя Троица и руце горе воздевша и молящяся со слезами Святей Троице. И обращся Святый ко архимариту и глагола ему сице: «Брате, востани, се время пению и молитве час! Бдите и молитеся, да не внидите в напасть. Господь Всесильный многих Своих ради щедрот помилова нас и прочее время подаст вам, да в покаянии поживете».

12 января 1610 г., на память мц. Татьяны, польско-литовские интервенты, «никим же гоними, но десницею Божиею», сняли осаду Троицкой обители, длившуюся шестнадцать месяцев (!). После снятия осады в Троице-Сергиев монастырь пришел дворянин М. Языков, который «поведа архимариту и келарю» необычные обстоятельства, происходившие с осаждающими, свидетельствующие о небесном заступлении Троицкой обители, когда сам «игумен земли Русской» обходил весь монастырь и кропил его святой водой. См. Явление Преподобных Сергия и Никона у стен Лавры во время осады Троицкого монастыря в 1608-1610 гг.: http://expertmus.livejournal.com/31738.html

Так оправдалось обетование Царицы Небесной Преподобному Сергию: «НЕОТСТУПНО БУДУ ОТ ОБИТЕЛИ ТВОЕЯ». Мужественное сопротивление Свято-Троицкой Сергиевой Лавры  «сослужило свою важную службу общему делу. Она придала духа русским людям в пору их колебаний да сомнений; она показала наглядно, что могут сделать люди, когда они придут в разум и соединение под общим святым знаменем, и когда укрепятся сознанием долга перед Богом и пред законною властью». Как писал историк С.М. Соловьев, все помышления троицких сидельцев были «не о том, передаться ли царю тушинскому от царя Московского, но о том, предать ли гроб Великого Чудотворца на поругание врагам православной веры».

Немеркнущий подвиг защитников Троице-Сергиевого монастыря в 1608-1610 гг. был увековечен памятной доской, поставленной «тщанием Московского Отдела Императорского Русского Военно-Исторического Общества» 12 января 1910 г. по левую сторону св. врат обители, близ бывшего во время осады подкопа (см. илл.). В том же 1910 г. состоялись памятные торжества в Троице-Сергиевой Лавре в честь празднования 300-летнего юбилея снятия осады Троице-Сергиева монастыря (см. илл. вверху).

Ныне в нашей стране учрежден новый государственный праздник, приуроченный к церковному празднованию Казанской иконе Божией Матери 22 октября (4 ноября н.ст.), – День народного единства в ознаменование избавления Москвы и всей России от польско-литовских интервентов. В год 400-летия начала героической обороны Троице-Сергиева монастыря руководству страны была адресована просьба почившего Предстоятеля Русской Православной Церкви о временной передаче чудотворной иконы «Живоначальная Троица» письма прп. Андрея Рублева из Третьяковской галереи в родные стены «Дома Пресвятой Троицы», что вызвало шквал недовольства доморощенных антиклерикалов. «Борцы от лукаваго» посмели не только охаять эту патриаршую просьбу как де «немотивированную», но и оскорбить самого Патриарха, назвав его «высокопоставленным чиновником». Особенно преуспели в поношении Церкви глава нынешней администрации Музея имени Андрея Рублева Геннадий Викторович Попов и вся «поповская» клика, которые первым делом обвинили монахов Троицкой Лавры «в организации чудес от своей главной святыни, а именно, от мощей Сергия Радонежского», а заодно «разоблачили», по их словам, рублевскую «Троицу» «как нечто чудотворное»: http://expertmus.livejournal.com/28442.html

При посещении нашего Музея 31.03.2010 г. Патриарх Кирилл с присущей ему дипломатией предпочел «позабыть» про клевету и враждебные эскапады Геннадия Попова в адрес Русской Православной Церкви (см. "Новое средневековье" (навстречу визиту Патриарха в Андроников). Некоторые СМИ тут же поспешили трактовать такую позицию Патриарха Кирилла в том смысле, что «РПЦ не будет претендовать на "Троицу" Андрея Рублева».



8 апреля 2010 г., в четверг Светлой седмицы, Патриарх Кирилл посетил Свято-Троицкую Сергиеву Лавру (см. илл.), однако ни словом не обмолвился ни о 400-летнем юбилее, ни о проблеме возвращения лаврских святынь. Тем не менее, на следующий день после патриаршего визита в Лавру, 9 апреля, в стенах Московской духовной академии прошла пресс-конференция наместника Троице-Сергиевой Лавры архиепископа Сергиево-Посадского Феогноста, посвященная современным взаимоотношениям музеев и Церкви.

По замыслу Синодального информационного отдела Московской Патриархии, организовавшего данное мероприятие, пресс-конференция должна была показать позитивный опыт преодоления конфликта музейных и церковных структур. Из слов вл. Феогноста и сотрудников музея Троице-Сергиевой Лавры можно было понять, что конфликты, которые появляются между музеями и Церковью, вполне разрешимы. «Все должны пройти через конфликт. Мы раньше начали, раньше и закончили, - отметил наместник Лавры, - И в других местах придет осознание того, что это наше общее, и мы не хозяева, а ответственные за сохранение святынь». Участвовавшие в пресс-конференции сотрудники музея Троице-Сергиевой Лавры подтвердили, что у них действительно «есть осознание того, что они делают одно общее дело». «У нас есть уверенность, что без опыта сотрудников ризницы мы бы все это не сохранили,- сказал вл. Феогност. - Но и у них есть уверенность в том, что если мы не одухотворим сам подход к предметам церковной утвари и иконам, то у них не будет продолжения».




Вместе с тем наместник Троице-Сергиевой Лавры (см. илл.) никак не прокомментировал ни проблему экспонирования святых мощей в составе памятников прикладного искусства, пусть даже в ризнице, ни животрепещущий вопрос возврата в Лавру чудотворной рублевской «Троицы», ни даже славный юбилей родной обители. Такое умолчание позволило тому же информагентству "Интерфакс-Религия" трактовать слова архиеп. Феогноста как поддержку мнения, что при  возврате икон из музеев в храмы приоритетной должна быть сохранность святыни, будто бы и не было никаких фактов шельмования со стороны недобросовестных музейщиков.

Подобная мягкотелость привела к тому, что тотчас же "НОВАЯ ГАЗЕТА" продолжила атаку либералов на проект закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» статьей сотрудников Российского института культурологи Минкультуры РФ от 14 апреля 2010 г. Если раньше такие клинические типы, как Левон Нерсесян, дурачили народ баснями про эрмитажные сервизы на «романовской» свадьбе, то теперь в «пламя» борьбы брошен вэджвудский фарфор, а вкупе с ним и "Сикстинская мадонна", и Новодевичий монастырь, и Зимний дворец, как говорится, для кучи:-)

Правда, уровень мышления остался тем же: иконы XII века уподобляются сервизам XVIII века, которым «грозит использование по первоначальному назначению», то бишь, одним - в действующую церковь, другим - в ресторан. Ладно бы, подобный фетишизм оставался бы легким пороком его проповедников, ан нет – всё это, по мысли критиков законопроекта должно подтверждать тезис о "демузеефикации" наследия. Но отчего-то оперируя высоким понятием «наследия», сотрудники минкультовского института напрочь позабыли про вполне культурологический термин «святыни»… Да и с информированностью у них не всё в порядке: заученно повторяют дезинформацию про «загубленный иконостас Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, рублевские фрески во владимирском Успенском соборе и звенигородском Успенском соборе "на Городке" и разрушенную икону XII века "Богоматерь Боголюбская"», в то время как и наши друзья, и все посетители нашего музейного сайта имеют прекрасную возможность судить непредвзято благодаря таким публикациям, как Боголюбская икона Божией Матери: правда и «плесень», «Торопецкая», «Боголюбская» etc. – как избежать провокаций?, «Кто виноват в гибели фресок прп. Андрея Рублева» и др.

Несмотря на очевидную ангажированность, «культурологи» не стесняются обвинять Московский Патриархат ни много ни мало, как в рейдерстве, а его представителей … в коррупции. Последнее обвинение выдвинуто со страниц "НОВОЙ ГАЗЕТЫ" в отношении наместника Соловецкого монастыря архимандрита Порфирия (Шутова), поставленного директором Соловецкого музея по приказу министра культуры А.А. Авдеева. Напомним, что о. Порфирий в бытность казначеем Лавры активно выступал за возвращение рублевской «Троицы» в обитель Преподобного Сергия (см. видео).


Почувствовав неладное, Патриарх Кирилл поспешил в ходе первосвятительского визита в Челябинскую епархию выступить в поддержку законопроекта о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, принятие которого, по словам Его Святейшества, «находится на финальной стадии». При этом Предстоятель РПЦ с сожалением заметил, что «обсуждение этого закона сопровождается очень недоброкачественной общественной дискуссией». «Людей пугают, что Русская Православная Церковь не в состоянии ничего сохранить, что если вернут иконы, ими будут гвозди заколачивать, что наши национальные сокровища исчезнут. Как сказала с удивлением одна моя знакомая, такое впечатление, что возвращают ценности не Русской Православной Церкви, которая их создала и веками создавала, а племени мумбу-юмбу»,- заметил Патриарх Кирилл 19 апреля 2010 г. в резиденции губернатора Челябинской области (см. видео в статье «Пасха Патриарха: дары и провокации»). Как отметил Предстоятель, «не все благополучно в наших музейных запасниках», призвав в связи с этим музейное сообщество быть открытым к взаимодействию с Церковью «в деле сохранения тех наших духовных и материальных ценностей, художественных и религиозных, которые сегодня находятся в музеях». Как видим, именно такой смысл был вложен в понятие «сохранность святыни» Патриархом Кириллом, а вовсе не тот, который "Интерфакс-Религия" приписал вл. Феогносту.

Между тем, руководители крупнейших российских музеев совсем не торопятся откликнуться на призыв Патриарха Кирилла к сотрудничеству с Церковью. Так, в интервью «Газете.Ru-Комментарии» 19.04. 2010 г. директор Государственного Исторического музея Александр Шкурко подчеркнул, что «только представители музеев могут сказать, есть ли у них те или иные предметы, интересующие церковь». Более того, Шкурко предложил законодательно (!) закрепить «перечень объектов, которые не могут рассматриваться для передачи церкви», куда он предложил включить такие святыни, как соборы московского Кремля – Успенский, Архангельский, Благовещенский, а также Покровский собор на Красной площади. Продолжив полемику с Никитой Михалковым (см. видео в статье «Державы Русские заступление»), директор ГИМа выразил несогласие «с прозвучавшим из уст уважаемых людей тезисом, что иконы – это предмет, созданный для интимного общения верующего человека», сочтя что «это уж очень суженное, личностное восприятие». По мнению А. Шкурко, «нужно соотнести доступность для одних и удовлетворение потребностей других». Непонятно только, какие-такие потребности удовлетворял директор ГИМа, отправляя величайшие святыни Православия на скандальную выставку в Лувр, словно товар на потребу: Святыни под спудом пирамиды в Лувре, а нам – Пикассо. На передаче у Максима Шевченко Александр Шкурко прямо жмурился от удовольствия, разлагольствуя о своем парижском турне «с Ириной Владимировной».

Спутницей Шкурко была генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Ирина Лебедева, которая 20 апреля 2010 г. дала очередное интервью всё тем же «Новым Известиям» в продолжение «полемики вокруг передачи церкви памятников истории», которую она без обиняков именует «реституцией». Начало «реституции» новый директор ГТГ связывает с тем, что «в России нужно укреплять национальную идею». С этих позиций "Троица" Андрея Рублева, по мнению Ирины Лебедевой, «является сокровищем нации», хотя «никто не видел, как жутко она выглядела за более поздними слоями краски и олифы». Чтобы развеять все заблуждения на сей счет директора Третьяковки, являющейся специалистом по живописи XX века, предлагаем Ирине Владимировне внимательно прочитать АКТ ОСМОТРА ИКОНЫ СВ. ТРОИЦЫ ИЗ МЕСТНОГО ЧИНА ТРОИЦКОГО СОБОРА ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВОЙ ЛАВРЫ (1918 г.), который хранится в ее музее (Архив ГТГ. Ф. 67/202. Л. 48). Быть может, это позволит ей в дальнейшем избежать тиражирования всякого рода небылиц, наподобие той, какую она повторила в своем интервью, касаясь драматичной судьбы иконы «Боголюбской Божией Матери XII века», которую сгубило, по словам Ирины Лебедевой, то, что «верующие заходили в мокрых плащах в храм, там же нет раздевалки»?! Это же касается и ее попытки переиначить «задним числом» однозначное (внесено в протокол!) мнение почившего Председателя Ассоциации реставраторов России Саввы Ямщикова о допустимости временного принесения рублевской «Троицы» в Лавру: http://expertmus.livejournal.com/35507.html
Весьма характерно, что Ирина Лебедева видит за всеми попытками РПЦ добиться возврата своих святынь лишь «миссионерскую составляющую», которую новый директор Третьяковки воспринимает критически, сомневаясь в том, что «если в храмы попадут древние иконы, то все пойдут в церковь и таким образом придут к вере».

В целом такие публичные выступления Ирины Лебедевой выглядят довольно странно после того, как глава Синодального информационного отдела Московской Патриархии Владимир Легойда после своего «дипломатического» визита в Третьяковку объявил о полном согласовании всех позиций с новым директором ГТГ. Да еще эта наспех проведенная его отделом пресс-конференция наместника Троице-Сергиевой лавры по тому же вопросу, где ни слова не прозвучало ни о 400-летнем юбилее, ни о главной лаврской святыне – чудотворной иконе «Живоначальная Троица» письма прп. Андрея Рублева. Подобные оплошности лишь будут множиться и множиться, пока в нашей Церкви будет проводиться кадровая политика по принципу личной преданности, а не по профессиональным качествам, пока с зарубежными лекциями о «Троице» Андрея Рублева и древнерусском искусстве будет разъезжать (за счет церковных пожертвований!) некомпетентная молодь, дорвавшаяся до патриархийных «корочек», и т.д. и т.п. Тут поневоле закрадываются подозрения, что новое священноначалие не торопится ходатайствовать о принесении рублевской «Троицы» в Лавру в год 400-летия героической обороны Троице-Сергиева монастыря, словно стремясь поскорей затушевать память о почившем Патриархе, ведь об этом была его последняя просьба…

Остается надеяться, что власть не пойдет на компромиссы по столь острому вопросу, который уже все СМИ окрестили «путинской реституцией», -  не для сдачи позиций Владимир Путин получал благословение на Афоне. И снятие со своей должности директора ГИМа Шкурко должно стать отрезвляющим уроком для многих не в меру распоясавшихся противников Церкви. Правда, авторитет и силу власти придает именно последовательность действий, а у нас с этим довольно проблематично из-за всякого рода корпоративных интересов, как в случае с погрязшим в беззакониях директором ЦМиАР Г.В. Поповым, за которого Путину без устали ходатайствуют «рублевские небожители»:-)       

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Comments

400 лет назад Россию спасла Лавра

Сильная история.
Я сделала перепост:
http://whoiskto.livejournal.com/1769945.html
----------
А почему на снимке Патриарх Алексий,а текст идёт про Кирилла?