expertmus (expertmus) wrote,
expertmus
expertmus

Categories:

Первое (IV) и второе (452) обретение главы Иоанна Предтечи



Тропарь обретению главы Иоанна Предтечи, глас 4:

От земли возсиявши, Предтечева глава, / лучи испущает нетления верным исцелений: / свыше собирает множество Ангел, / доле же созываем человеческий род, // единогласную возсылати славу Христу Богу.

Молитва ко святому Иоанну Предтече:

Крестителю Христов, проповедниче покаяния, кающагося не презри мене: но, совокупляяся с вои небесными, молися ко Владыце за мене недостоинаго, унылаго, немощнаго и печальнаго, во многия беды впадшаго, утружденнаго бурными помыслы ума моего. Аз бо есмь вертеп злых дел, отнюдь не имеяи конца греховному обычаю: пригвожден бо есть ум мои земным вещем. Что сотворю, не веем, и к кому прибегну, да спасена будет душа моя, токмо к тебе, святыи Иоанне, благодати тезоимените, яко тя пред Господем, по Богородице, вем больша быти рожденных всех: ибо ты сподобился еси коснутися верху Царя Христа, вземлющаго грехи мира, Агнца Божия: Егоже моли за грешную мою душу, да поне отныне, в первыи-надесять час, понесу тяготу благую и прииму мзду с последними. Еи, Крестителю Христов, честный Предтече, краинии пророче, первыи во благодати мучениче, постников и пустынников наставниче, чистоты учителю и ближнии друже Христов, тя молю, к тебе прибегаю, не отрини мене от твоего заступления, но возстави мя, падшагося многими грехи: обнови душу мою покаянием, яко вторым крещением, понеже обоего начальник еси: крещением омываяи грех, покаяние же проповедуяи во очищение когождо дел скверных: очисти убо мя грехми оскверненнаго и понуди внити, аможе ничтоже скверно входит, в царствие небесное. Аминь.

Глава св. Иоанна Предтечи.
1870 гг.
13,3 х 11,5.
Оклад.
1874 г.
Москва. Фирма Д.М. Шелапутина.
13,5 х 11,7.
Икона поступила в Музей имени Андрея Рублева путем приобретения у частного лица.
ЦМиАР. КП 4748/1-2.
Сохранность: утраты грунта с выщерблинами дерева, осыпи живописного слоя, патина и частичные утраты золочения на окладе.

После Усекновения честного славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна его св. глава была сокрыта Иродиадой в нечистом месте, во избежание воскресения пророка. Византийские письмен­ные источники, повествующие о событиях по­следующих Обретений, расходятся друг с дру­гом (Walter Ch. The Inventions of John the Baptist's Head in the Wall-calendar at Gracanica. Its place in Byzantine Iconographical Tradition // ЗЛУ, 16 . Нови Сад, Матица Српска, 1980. Р. 71-73). Первое сообщение об Обретении святы­ни находится в «Церковной истории» Созомена, который относит это событие к правлению императора Валента (364-378). Согласно ему, св. глава попала во владение нескольких мона­хов, принадлежавших к духоборческой ереси, и была перенесена ими в Евдом (Ebdomon) к Ю-З от Царьграда, где при императоре Феодосии для святыни была построена дворцовая церковь Иоанна Предтечи. Этой версии следу­ют и другие византийские историки. В то же время в церковной историографии получила распространение версия Дионисия Экзигия (Dionysius Exiguus), соглас­но которой св. глава впервые была обретена двумя монахами, совершавшими паломничест­во в Иерусалим, после явления им во сне само­го Предтечи, указавшего место, где нужно ко­пать. По пути ими был встречен разорившийся горшечник из сирийского города Эмесы, кото­рого они заставили нести обретенную святыню, помещенную во вретище, не сказав ему, что именно он несет. Ночью его пробудил сам Иоанн Креститель и повелел тай­но от монахов отнести в Эмесу его главу. Там она хранилась потомками горшечника, переда­ваясь из рук в руки, пока ее местонахождение не было потеряно. Затем произошло Второе Обретение. Скудель, в который горшечник по­ложил святыню, был найден архимандритом Маркеллом, благодаря еще одному явлению Иоанна Предтечи. Он известил эмесского епис­копа Урания, который построил для нее бази­лику. Дионисий Экзигий умер в ок. 550 г. Примерно двадцать лет спустя анонимный ав­тор «Itinerarium ad loca sancta» посетил Эмесу, где он видел и поклонялся св. главе, лежащей в вазе.

Версии Экзигия следует составитель Константинопольского синаксаря в тексте под 24 февраля, автор «Concio» и Симеон Метафраст. На последнем авторе следует остано­виться подробнее. Св. Симеон Метафраст, ви­зантийский агиограф, живший в X в., соста­вил жития многих святых, переработав при этом большое количество древних рукописей с житийными повествованиями и мученически­ми актами. В «Слове, обнимающем Рождество, воспитание и Усекновение святого славного пророка Предтечи и Крестителя Иоанна и чу­десные Обретения честной главы его», он объе­динил житие святого с повествованиями о двух первых Обретениях. Памятник состоит из 35 коротких глав: 1 глава - пре­дисловие; 2-18 - перечисление событий Зачатия, Рожде­ства и Усекновения, изложенных близко к текстам Еван­гелия, за исключением гл. 17, где говорится, что на пиру Ирода танцевала Иродиада (эта неточность характерна для многих житийных и святоотеческих текстов, начиная с Оригена). В главах 19-34 своего со­чинения он повествует о событиях Обретений: глава 19 - сокрытие Иродиадой главы Предте­чи; 20-21 - смерть Ирода и Саломеи; 22-25 – история первого Обретения главы двумя мона­хами, эмесский горшечник; 26-28 - история еретика Евстафия, вторичное сокрытие главы в пещере; 29-32 - подробное изложение исто­рии второго Обретения главы игуменом Мар-келлом и ее изнесение; 33-34 - чудо с пресвите­ром Малхом. Неизвестно, какими источника­ми пользовался автор в своем изложении собы­тий Обретений, помимо сочинения Дионисия Экзигия. Здесь впервые встречается рассказ о еретике Евстафии. Согласно св. Симеону Метафрасту, перед своей кончиной гор­шечник передал св. главу Иоанна Предтечи своей сестре, завещая хранить ее благоговейно и перед смертью передать благочестивому ли­цу. Так святыня попала к некому иеромонаху Евстафию, который, уклонившись в арианство, держал святыню втайне, а происходящие от нее чудеса приписывал себе и правоте своего уче­ния. Когда же жители Эмесы решили изгнать его за распространение ереси, он ночью спря­тал сосуд со св. главой в пещере, надеясь впоследст­вии вернуться и взять святыню. Однако на этом месте был основан православный монас­тырь, что воспрепятствовало исполнению за­мысла Евстафия. Здесь по прошествии опреде­ленного времени она была обретена вторично игуменом Маркеллом.

Что касается событий Второ­го Обретения, то предание согласно свидетель­ствует о том, что их подробное описание было составлено их непосредственным участником игуменом Маркеллом. Его повествование со­хранилось как в качестве самостоятельного ска­зания, так и в составе других письменных ис­точников, в том числе в сочинении Дионисия Экзигия и Симеона Метафраста. По сказанию игумена Маркелла, Второму Обретению предшествовало два его сонных видения. В пер­вом он видел св. Иоанна Крестителя стоящим в монастырской церкви и благословляющим не­бесные чины, которые славили его пришествие. Затем святой благословил Маркелла сосудом, полным меда, и удалился. На иконе изображен второй сон игумена, когда «некая рука трижды толкнула его в правый бок, и раздался голос: «Вот, я дарован вам; встань, следуй за звездою, которая пойдет перед тобою, раскопай то мес­то, куда она приведет тебя, и обрящешь меня» (Жития святых, изложенные по руководству четьих-миней свт. Димитрия Ростовского. Т. 6. Февраль. М., Сино­дальная типография, 1907. Т. 6. С. 430). Далее повествуется, как, восстав от сна, Маркелл последовал за звездой, которая привела его к пещере; сотворив молитву, он начал копать и нашел священный сосуд, в котором почивала св. глава Иоанна Предтечи. Игумен воскурил перед главой фимиам, воздал ей поклонение и, за­крыв сосуд снова, вышел из пещеры. На выходе он встретился с архимандритом Геннадием, пришедшим в Маркеллову обитель, который рассказал ему о пророческом сне, виденном им об этой пещере. Согласно тексту сказания, содержание сна Геннадия бы­ло следующим: «Я видел,- говорил он Маркеллу,- будто оба мы стоим на том самом месте, где находимся и теперь. Здесь было множество ячменного хле­ба, который был чище и светлее солнца. В пеще­ру входило множество народа, который вос­принимал из наших рук этот хлеб. Однако ко­личество его не только не умалялось, но наобо­рот, все возрастало». Тогда Маркелл, уразумев, что видение было ему от Бога, показал Геннадию обретенную святыню. Согласно сказанию игумена Маркелла, после обретения им св. главы он хра­нил втайне происшедшее, не сообщая даже эмесскому епи­скопу Уранию, желая вначале оповестить некоего стар­ца-подвижника. Так он промедлил пять дней, но на шестой его поразила внезапная болезнь. Ар­химандрит Геннадий убеждал Маркелла от­крыть все епископу, и как скоро тот дал свое со­гласие, так тотчас исцелился от своего недуга.

По сказанию игумена Маркелла,, «окончив молитву, епископ взял сосуд с честною главой и вынес его из-под земли. Некий пресвитер из числа бывших с ним, по имени Малх, не поверил происшедшему, говоря: Откуда здесь могла появиться глава Предтечи?» Говоря так, он дерзновенно положил руку в сосуд и прикоснулся к волосам честной главы Крестителя. Вдруг за его неверие рука иссохла и пристала к сосуду. Видя сие, все весьма ужаснулись. Епископ с предстоящими стали прилежно возносить молитву Богу. Тогда Малх с большим трудом смог отнять руку от сосуда, а сам остался больным». Согласно источникам, святыня была обретена игуменом Маркеллом 18 февраля 452 г., изнесена из пещеры 24 февраля, а 26 октября того же года поме­щена в новой церкви в епископии. Незадолго до ее перенесения в этот храм, Иоанн Крести­тель явился Малху во сне и повелел ему кос­нуться больной рукой не самой св. главы, но со­суда, вмещавшего ее. Поступив так, пресвитер получил исцеление.

Службы Обретениям складываются в ΙХ-ХΙ вв., причем Третье получает день от­дельного прославления, а Первое и Второе Об­ретения группируются в один праздник. Тем не менее, для византийских и древнерусских менологиев характерно помещение текстов, относящихся к Первому и Второму Обретени­ям, под датой Третьего, и наоборот. В Московском Менологии греч. 183 текст, помещенный под 25 мая, заканчивается описанием Второго Обретения. Такую же картина наблюдается в славяно-русских памятниках. Слово на Обретение честныя главы святаго славного пророка Предтечи и Крести­теля Иоанна, нач.: «Праведник, аще постигнет скончатися, в покои будет...» помещено в Минее четье XVII в. (ок. 1630 г.) в февральском томе (ОР РГБ. ф. 304/1. № 674. Л. 150 и сл.), а в Торжественнике XVII в. (ф. 152. № 89. Л. 487-491) оно указано на Третье Обретение. «Слово о по­вести на Третье Обретение святого славного во пророцех Предтечи Крестителя Иоанна, честныя и славныя главы его, како обретена бысть», нач.: «Инока два от востока устремишася честнаго Креста месту...» по содержанию отве­чает событиям Первого и Второго Обретений, но помеща­лось то под 24 февраля (ОР РГБ. ф. МДА, № 92.1. Минея четья за февраль месяц, XV в. Л. 268 и сл.; ф. 113. № 594. Минея четья за февраль, к. XV - н. XVI вв. Л. 216 и сл.; ф. 113. № 487. Торжественник 1567 г. Л. 65 об.), то под 25 мая (ф. 304/1. № 676. Минея четья Германа Тулупова 1630 г., месяц май. Л. 663 об. и сл.). Слово на Третье Об­ретение, приписывавшееся преп. Феодору Студиту, нач.: «Третие явление Предтечевы главы памяти нынешний день принося созывает ны, о христолюбцы...», находится в фев­ральском томе Минеи четьи XV в. (ф. МДА 0020/Л-47. №92.1. Л. 272 и сл.).

В состав славяно-русских миней - четьих и житийных сборников входило несколько литературных памятников, составлявших чтения на эти пра­здники. «Слово на Третье Обретение», приписывавшееся преп. Фе­одору Студиту, нач.: «Третие явление Предтечевы главы па­мяти нынешний день принося созывает ны, о христолюб­цы...» (ОР РГБ ф. МДА 0020/Л-47. № 92.1. Минея четья за фе­враль, XV в. Л. 272 и сл; ф. 304/1. № 676. Минея четья Германа Тулупова 1630 г., месяц май; ф. 304/1. № 754. Сборник житий XV в. Л. 284 и сл.; ф. 113. № 645. Жи­тия святых с прибавлениями, XVI в. Л. 234 и сл.; ф. 113. № 487. Торжественник 1567 г. Л. 148 и сл.; ф. 113. № 505. Сборник из четырех рукописей XV-XVI вв. Л. 177 и сл.); «Слово на Обретение честныя главы святаго славного пророка Предтечи и Крестителя Иоанна», нач.: «Праведник, aine постигнет скончатися, в покои будет...» (ОР РГБ. ф. 304/1. № 674. Минея четья за февраль, ок. 1630 г. Л. 150 и сл.; ф. 152. № 89. Торжественник XVII в. Л. 487-491); «Слово на Обретение честныя главы святаго славного пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоан­на», нач.: «Явися пребогатый вселенский апостол и при­сный друг Христов...» (ОР РГБ. ф. 37. № 430. Сборник слов и житий XV-XVI вв. Л. 193 об. и сл.; ф. 113. № 487. Тор­жественник 1567 г. Л. 67 и сл.; ф. 113. № 594. Минея че­тья за февраль, к. XV - н. XVI вв. Л. 211 и сл.) и «Слово на Третье Обретение св. главы Иоанна Предтечи», нач.: «Сице бысть обретение третие Предтечевы главы, первее бо взят ю жена Хузаня от дворца Иродиина...» (краткое поучение из пролога) (ОР РГБ. ф. МДА 0020/Л-47. № 224. Сборник полууставной разных рук, XVI и XVII вв. Л. 114-148. Согласно его тексту, гла­ву Иоанна после усекновения взяла благочестивая жена домоправителя Ирода Хузы, которая бережно похорони­ла ее. За ис­ключением последнего памятника, все названные источ­ники являются переводными. Существовало также от­дельное сказание под названием «Обретение главы проро­ка и Крестителя Христова Иоанна Предтечи пресвитером и архимандритом Маркеллом в Эмесе, в царствование Валентиниана и Маркиана» (Памятники древней письмен­ности и искусства. Т. 9. СПб., 1880. Списано с пергамен­ного сборника XV в. из библиотеки св. Синода. № 78. Л. 147-154, 155-162). Отдельные упоминания об Обрете­ниях встречаются в словах на праздник Усекновения.

Среди них следует выделить «Слово о повести на Третье Обретение святого славного во пророцех Предтечи Крестителя Иоанна, честныя и славныя главы его, како обретена бысть» (нач.: «Инока два от востока устремишася честнаго Креста месту...»), которое явля­ется отрывком из «Слова» Симеона Метафра­ста (ОР РГБ. ф. МДА. № 92.1. Минея четья за февраль месяц, XV в. Л. 268 и сл.; ф. 113. № 594. Минея четья за февраль, к. XV - н. XVI вв. Л. 216 и сл.; ф.113.. № 487. Торжествен­ник 1567 г. Л. 65 об. и сл.; ф. 304/1. № 676. Минея че­тья Германа Тулупова 1630 г., месяц май. Л 663 об. и сл.; ф. 37. № 411. Торжественник XV- XVI вв. Л. 222 и сл.). Целиком метафрастово «Слово» не было известно в древнерусской письменности до третьей четверти XVI в. (Владимиров В.В. Новые данные о литературной деятель­ности князя Андрея Курбского // Труды IX археологичес­кого съезда в Вильне 1893 года. Ред. Уваровой. Т. II. М., 1897. С. 308-316), однако его от­дельные фрагменты были переведены значи­тельно раньше и распространились в большом количестве списков, в том числе и та его часть, в которой описана история Обретений св. гла­вы Предтечи. Впоследствии сочинением Мета­фраста о Иоанне Крестителе пользовался свт. Димитрий Ростовский при составлении своих Четьих Миней.

Одно из самых ранних изображений Первого или Второго Обретения главы Предтечи появ­ляется в капелле в Севастии, расписанной неза­долго до 1185 г. (Croufoot J.M. Churches at Bosra and Samaria - Sebaste // British School of Archeology in Jerusalem. Supplementary Papers. 4. London, 1934. P. 24-39, pl. XII). На фреске двое юношей выкапывают святыню из холма, а слева пред­ставлены два других персонажа в монашеских одеждах. Сцена лишена надписей, поясняю­щих, какое из первых двух Обретений имелось в виду, однако присутствие монахов в компози­ции однозначно свидетельствует о начале фор­мирования иконографии Первого и Второго Обретений. В клейме синайской иконы «Ио­анн Предтеча с житием» конца XII в. св. глава Крестителя лежит на земле, три персона­жа в длинных монашеских одеждах обступили ее с обеих сторон, держа в руках зажженные свечи и благоговейно взирая на нее; вертикаль­ный столп света нисходит на святыню сверху из небесного сегмента (Sotiriou G. Et M. Icones du Mont Sinai. V. I. Athenes, 1956. Pl. 168). Описанная схема также совмещает черты как Первого, так и Второго Обретения. Под датой 24 февраля в стенном календаре храма в Козии, XIV в., представле­но изображение двух монахов, выкапывающих святыню из пещеры при помощи лопаты и кирки (Walter Ch. The Inventions of John the Baptist's Head in the Wall-calendar at Gracanica. Its place in Byzantine Iconographical Tradition // ЗЛУ, 16 . Нови Сад, Матица Српска, 1980. Р. 72). Примеры подобных «обобщен­ных» изображений Первого и Второго Обрете­ний главы Предтечи в искусстве достаточно многочисленны. В клейме болгарской иконы XVII в. из монастыря св. Троицы в Евтрополе на переднем плане изображен почти квадратный саркофаг, в котором лежит св. глава; позади его стоят два монаха, активно жестикулируя. Событие представлено на фоне архитектуры. Близко к описанной схеме изображение Обретения на другой болгарской ико­не того же времени, хранящейся в Археологическом му­зее в Софии: в центре на земле стоит чаша со св. главой, по сторонам от нее помещены два монаха в нимбах, указыва­ющие на святыню; действие происходит на фоне архитек­турных кулис. На афонской иконе из монастыря Дохиар помещено две сцены Обретений: в первом клейме глава Крестителя стоит в драгоценной чаше в пещере, а по сто­ронам от нее, в пещере же, изображены два коленопре­клоненных монаха. Во втором изображена высокая стена, в правой части которой расположен арочный проем две­ри. В проеме стоит св. глава в своей драгоценной чаше, в левой части сцены ей предстоят монах и кадящий епис­коп. Возможно, в первом случае имелось в виду Первое Обретение, а во втором - Второе; или же в обоих клеймах представлено изображение истории Второго Обретения.

Здесь будет уместно подчеркнуть литургический контекст образа, который являлся в Византии зри­мым отображением церковной службы празд­ника. Церковное празднование Первому и Вто­рому Обретению, как было отмечено выше, со­вершалось в один день. Поэтому первоначально сложилось общее изображение, «собиратель­ный» образ с чертами обоих Обретений. Изображение усеченной главы Иоанна Предтечи в чаше или на блюде появляется как самостоятельная композиция не ранее второй половины XVI в.(см. илл.).

Согласно западной традиции, при захвате Царьграда 14 апреля 1204 г. во время IV крестового похода каноник Валлон де Сартон (Wallon de Sarton) из Пикинии (Picquigny) нашел в развалинах одного из константинопольских дворцов футляр, в котором находилось серебряное блюдо. На нем под стеклянным колпаком были скрыты останки человеческого лица, не было только нижней челюсти. Над левой бровью было видно маленькое отверстие, вероятно, пробитое ударом кинжала. На блюде каноник обнаружил надпись на греческом языке, подтверждавшую, что он является обладателем св. главы Иоанна Предтечи. К тому же наличие отверстия над бровью согласовалось с событием, упоминающимся св. Иеронимом, по свидетельству котрого Иродиада в приступе гнева нанесла удар кинжалом по отрубленной голове св. Иоанна. 17 декабря 1206 г. в третье воскресенье Рождественского поста епископ Амьена Ричард Герберойский (Richard de Gerberoy) торжественно встретил св. главу Иоанна Предтечи, которую доставил в Амьен Валлон де Сартон. В 1220 г. епископ Амьена заложил первый камень в фундамент нового кафедрального собора, куда и была перенесена его главная его святыня - лицевая часть честной главы святого Иоанна (см. илл). С этого времени начинается почитание главы св. Иоанна в Амьене и по всему северу Франции. Первым для почитания честной главы приехал в 1264 г. св. Людовик, король Франции. Затем приезжали его сын - Филипп III Смелый, Карл VI и Карл VII, которые сделали вклады для украшения святыни.

Реликварий честной главы св. Иоанна Предтечи оставался в соборе до ноября 1793 г., когда по указу Конвента с него были сняты все драгоценности, а честную главу было приказано захоронить. Но мэр города Луи-Александр Лекув (Louis-Alexandre Lescouve) тайно забрал св. главу в свой дом. Через несколько лет бывший мэр передал ее на сохранение аббату Лёжёну (Lejeune). В 1816 г. св. глава Иоанна Предтечи была возвращена в собор. В 1958 г. по благословению епископа Амьена специальная комиссия из медиков-экспертов провела исследование святыни в Амьене и огласила следующие выводы: лицевая часть, называемая главой св. Иоанна Крестителя из Амьена, является очень древним объектом – более древним, чем «кости Средних веков». С другой стороны, она представляется менее древней, чем человеческие кости мезолита; возраст человека не может быть уточнен в связи с отсутствием зубов, но, исходя из факта, что альвеолы (зубные лунки) полностью развиты и что некоторые по краям немного стерты, можно предположить, что речь идет о взрослом человеке (между 25-40 годами); тип лица – европеоидный;  малые размеры объекта из Амьена и развитость нижних глазных дуг ведут к предположению, что он мог бы соответствовать расовому типу, называемому «средиземноморским».


© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.

Музей имени Андрея Рублева
Tags: #Музей, #МузейАндреяРублева, #МузейРублева, #МузейноеЕдинство, #Православие, #Рублев, #Рублева, #монастырь, #музей_имени_Рублева, лекторий, святыня, фонды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments