June 12th, 2011

собор

Андрей Рублев - тайнозритель Святой Троицы


Тропарь праздника Святой Троицы (Пятидесятницы), глас 8:

Благословен еси, Христе Боже наш, / Иже премудры ловцы явлей, / низпослав им Духа Святаго, / и теми уловлей вселенную, // Человеколюбче, слава Тебе.

Кондак праздника Святой Троицы (Пятидесятницы), глас 8:

Егда снизшед языки слия,/ разделяше языки Вышний,/ егда же огненныя языки раздаяше,/ в соединение вся призва;// и согласно славим Всесвятаго Духа.


Троица Живоначальная.
Конец XV в. Традиция Троице-Сергиевой лавры.
145 x 116.
Икона происходит из церкви с. Дивная гора Угличского района Ярославской области.
Образ был вывезен в Музей имени Андрея Рублева музейной экспедицией в 1964 г.
ЦМиАР. КП 106.
Сохранность: утрачена первоначальная живопись на нижнем поле, небольшие вставки на стыке досок.

Братья и сестры, с праздником! Нельзя не напомнить, что именно в празднество Святой Троицы почивший Предстоятель Русской Православной Церкви Патриарх Алексий стремился вознести соборную молитву перед чудотворной иконой «Живоначальная Троица» письма прп. Андрея Рублева в родных для нее стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Благодарим всех наших многочисленных друзей за праздничные поздравления в адрес нашего сайта и взаимно желаем радости о Господе и ниспосланном нам Утешителе. К празднику Святой Троицы наш сайт предлагает всем своим читателям познакомиться с сенсационными открытиями по иконографии и богословию образа Живоначальной Троицы времени прп. Андрея Рублева, которые сделал наш коллега проф. Олег Германович Ульянов, известный церковный археолог и богослов. Его новаторские работы по тринитарной иконографии можно найти в целом ряде электронных публикаций:

Ульянов О.Г. АРХАНГЕЛ МИХАИЛ ХРАНИТЕЛЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ (из наследия преп. Андрея Рублева)

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0017/001a/00170035.htm

http://samstar.ucoz.ru/publ/25-1-0-18

«Принято считать, что умная молитва не требовала молитвенного обращения к иконам в качестве своего необходимого условия, в связи с чем афонских исихастов обвиняли ни много ни мало как в «иконоборчестве». Так, в июле 1347 г. было обнародовано заявление антипаламитов, в котором свт. Григорий Палама обвинялся в том, что «обнажил» иконы монастыря Перивлепты (PG 150. Col. 882 B). Между тем, в исихастском «праксисе» (νοερà πράξις) икона занимала совершенно особое место, о чем позволяет судить признание прп. Максима Кавсокаливита, что он ощущал в груди и сердце теплоту и пламень, веющие от иконы, но она не жгла, а прохлаждала, услаждала, и производила в душе великое умиление (Порфирий (Успенский), преосв. Второе путешествие по святой горе Афонской в годы 1858, 1859 и 1861, и описание скитов Афонских. М., 1880. С. 358; Сырку П. А. Житие Григория Синаита, составленное константинопольским патриархом Каллистом. СПб., 1909. С. XII). Для сравнения следует привлечь «Наставление безмолствующим» Каллиста (ученика прп. Григория Синаита) и его сподвижника Игнатия, где исчерпывающе точно характеризуется внутренняя «умная» молитва исихастов, что «та есть и именуется сердечною молитвою… из которой рождается в сердце некая теплота» (Иноков Каллиста и Игнатия наставление безмолствующим // Добротолюбие. Т. 5. М., 1900. С. 376).

Уместно в связи с этим напомнить о творческом методе русских художников круга прп. Андрея Рублева, в основу которого легла исихастская теория духовного созерцания. По свидетельству прп. Иосифа Волоцкого, приведенному в 10 гл. его «Духовной» с весьма красноречивым названием «Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцех…» (явное указание на излюбленную в исихастских кругах «Диоптру» — sic!), «пресловущии иконописцы, Даниил и ученик его Андрей и инии мнози таковы же», чтобы «божественныя благодати сподобитися, и толико в божественную любовь предуспевати», всегда возносили «ум и мысль... к невещественному и божественному свету». При этом «чувственное око» они обращали к созерцанию икон, чем достигали исихастского состояния озарения: «божественныя радости и светлости исполняхуся». Как подчеркивал прп. Иосиф Волоцкий, подобной практикой художники-исихасты занимались не только во время работы, «но и в прочая дни, егда живописательству не прилежаху» (Духовная прп. Иосифа Волоцкого // ЧОИДР. № 7. М., 1847. С. 12)

Нельзя не отметить, что в науке до сих пор господствует мнение об отрицательном воздействии исихазма на искусство, восходящее к В. Н. Лазареву, который в своей «Истории византийской живописи» вынес неумолимый приговор, что на почве исихазма в Византии «не создалось ни одного большого произведения искусства» (Лазарев В Н. История византийской живописи. Т. 1. М., 1947. С. 225). По замечанию В. Н. Лазарева, исихазм, «сделавшись официальным церковным учением,... быстро переродился в глубоко враждебную каким-либо индивидуальным толкованиям догму» (Лазарев В. Н. Феофан Грек и его школа. М., 1961. С. 23). В других работах проводится тот же тезис, что «догматизм, который воцарился в Византии после победы паламитов, оказался губительным для византийской живописи» (Голейзовский Н. К. Исихазм и русская живопись XIV–XV вв.// Византийский временник. 29. М., 1968: http://expertmus.livejournal.com/24003.html). Лишь в последнее время увеличилось число исследований, посвященных исихастскому влиянию на церковное искусство, обусловленному, прежде всего, святоотеческим учением о реальном присутствии Божества в иконе благодаря нетварным энергиям (Meyendorff J. Liconographie de la Sagesse Divine dans la tradition byzantine // Cahiers archeologiques. 10. P., 1959. Pp. 259–277 [репринт: ByzHes, XVI]; Сh. von Schonborn. L’icone du Christ. Fondements theologiques. (Paradosis, 24). Fribourg-Suisse, 1976 (Paris, 1986. Coll. Theologies); L’art de Thessalonique et des pays balkaniques et les courants spirituels au XIVe siecle. Recueil de rapports du IVe colloque serbo-grec. Belgrade, 1985 / R. Samarduia, D. Davidov. (Institut des etudes balkaniques. Editions speciales, 31) Belgrade, 1987).

Collapse )

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!