expertmus (expertmus) wrote,
expertmus
expertmus

Categories:

RIP: Игорь Ростиславович Шафаревич (1923-2017)



19 февраля 2017 г. в Москве на 94 году жизни скончался известный философ и общественный деятель, академик, президент Московского математического общества, лауреат Ленинской премии Игорь Ростиславович Шафаревич. Он родился 3 июня 1923 г. После окончания школы поступил сразу на последний курс Московского Университета, в 18 лет защитил кандидатскую диссертацию, в 23 – докторскую. С 60-х годов активно выступал в защиту Православной Церкви. В 1974 г. вместе с Александром Солженицыным издал сборник «Из-под глыб», собрание статей по вопросам духовной и общественной жизни того времени. В 1975 г. без объяснения причин его уволили из Московского Университета, в котором он преподавал с 1943 г. В 1977 г. Шафаревич дал интервью британской телекомпании «Би-би-си», в котором возвысил свой голос в защиту преследуемых за веру и обличил борьбу с религией в СССР. В 2001 г. академик Шафаревич прочитал в Сретенском высшем духовном училище спецкурс «Духовные основы российского кризиса XX века».

В кровавые дни октября 1993 г. академик Игорь Шафаревич стал одним из инициаторов открытого обращения видных патриотических деятелей русской культуры к Патриарху Алексию II: «Мы обращаемся к Вам как к Главе Русской Православной Церкви с убедительным призывом в час тяжелейшего испытания прийти на помощь нашему народу, на помощь миллионам Ваших прихожан. Призываем встать во главе всей страны в борьбе за восстановление Конституции России и гражданского мира... Мы знаем, что Церковь не любит вмешиваться в мирские дела, отдавая себя заботам о возвышенном и вечном. Но, если бы Ваш предшественник - Святой Патриарх Гермоген не пришел бы на помощь своему Отечеству, России уже не было бы более трех веков.
Ведь если прольется кровь и погибнут сотни героических защитников демократии в Доме Советов, в том числе и трое православных священников, то их кровь окажется на Вашем белоснежном облачении... Помните, что приказ о развязывании бойни и, следовательно, кровавой гражданской войны, могут отдать только двое - Б. Ельцин и Ю. Лужков, которых Вы недавно благословляли в храме Христовом на глазах десятков миллионов телезрителей.
... Как же душа, исполненная христианской любви, может примириться с тем, что народные избранники находятся в нечеловеческих условиях (лишенные тепла, света, воды и продовольствия)! А ведь именно они недавно приняли закон в защиту прав Православной Церкви. Они же выступили против страшного обнищания народа, против чудовищного роста преступности, против развала российской государственности. И как странно видеть, что только трое православных священников - истинных подвижников - несут тяжесть креста страданий защитников Дома Советов...
... Уже озверевшие омоновцы, подкупленные двухкратным повышением зарплаты накануне путча, избивая безоружных демонстрантов, пролили первую кровь патриотов... Подписи: писатели Ю. Власов, В. Распутин, А. Проханов, Л. Бородин, Ю. Беляев, В. Сорокин, С. Куняев, В. Крупин, академик И. Шафаревич, народные артисты и режиссеры Н. Бурляев, С. Говорухин, И. Горбачев, Т. Доронина, С. Бондарчук, Л. Зайцева, М. Ножкин, В. Овчинников, народный художник А. Шилов, вице-президент Пушкинской академии В. Легентов, композитор Г. Свиридов и др.» («Советская Россия», 2.10.1993): http://expertmus.livejournal.com/38970.html


(Эфир на канале ТВЦ 19.06.04)

Священник: – Здравствуйте, Игорь Ростиславович!

Шафаревич И.Р.: – Здравствуйте, благословите.

Священник: – Бог благословит нашу беседу. Сейчас в некоторых кругах считается хорошим тоном пнуть Церковь и обвинить её в том, что в 60-70-е годы Церковь молчала, шла на поводу у власти и фактически вступила с ней в соглашение. Вы разделяли тогда мнение Солженицына? Что Вы думаете об этом сейчас?

Шафаревич И.Р.: – И сейчас, и тогда мне казалось, что обвинения против Церкви неправомочны. Церковь состоит из людей, и она такова, каков церковный народ. Обвинять надо себя. Действительно, Церковь была страшно подавлена. Не было сил противостоять этому давлению, ему поддавались все.

Священник:– Вы занимались с детства наукой, почему Вы стали правозащитником?

Шафаревич И.Р.: - Собственно «правозащитником» я никогда не был, и сам этот термин мне чужд. У меня с подросткового возраста и до глубокой старости сохранялось чувство, что мой народ находится в смертельной опасности. Стремление мое – защитить свой народ, а не какие-то абстрактные ценности, которые кажутся мне малопонятными.

Священник: – А почему именно положение Церкви столь Вас заинтересовало, ведь свободы и права нарушались повсеместно.

Шафаревич И.Р.: – Не только положение Церкви. Я тогда написал книгу «Социализм как явление мировой истории». Мне хотелось понять, что же такое с нами происходит, ведь единственный инструмент, который у меня есть – выработанный в математике механизм понимания. Книга разошлась в самиздате, потом была издана заграницей. Мне казалось, что стержнем народа всегда является религия и ее проявление в миру – Церковь. Так мы выстояли татарское иго, только этим способом мы можем выстоять под тем игом, что легло на нас и продолжает давить и сейчас.

Священник: – Ваши родители пережили тридцатые годы. Как они относилась к Церкви, к вере? Как Ваше детство проходило в этот период?

Шафаревич И.Р.: – Это очень интересный вопрос. Не только у моих родителей, но и почти у всех представителей старшего поколения, на тридцать, двадцать, даже десять лет старше меня, я всегда встречал одно и то же: они потеряли веру в Бога, хотя были очень религиозными в молодости. Например, мой отец даже собирался идти в монастырь и выбрал себе монашеское имя. Они пережили гражданскую войну, голод, крах всех форм жизни, тиф, расстрелы. Отца дважды водили на расстрел, и лишь по случайности не расстреляли – он был в штиблетах, а ценились сапоги. После этого постепенно они потеряли веру в Бога. Я думаю, причина заключается в том, что дореволюционная Церковь не дала им заряда, который позволил бы им перенести испытания.

Священник: – Игорь Ростиславович, а к Вам тогда верующие обращались за помощью?

Шафаревич И.Р.: – Да, из-за моего сочинения «Законодательство о религии в СССР», которое тогда распространилось в самиздате, у людей сложилось ложное, горькое для меня впечатление, что я могу чем-то помочь. Ко мне много раз приходил один из инициаторов передачи храма в городе Горький, Леонид Федорович Казурин, по профессии настройщик роялей. Он рассказывал, как его травили, показывал письма, которые писали в его защиту – трогательные письма, написанные простыми людьми, непривыкшими складно писать.

Священник: – А как вообще складывалась судьба тех людей, которые пытались бороться за веру?

Шафаревич И.Р.: – Тяжело. Например, тогда по рукам ходило письмо верующих города Кирова (Вятки). Они были одними из немногих, кто протестовал против закрытия церквей, инициатором протеста был такой Талантов. Его начали травить в газетах, жена его умерла от инфаркта, его самого отправили в лагерь, и через полгода он там умер. Таких случаев я знаю довольно много.

Священник: – Игорь Ростиславович, Вы сейчас показали нам свою знаменитую книгу «Законодательство о религии в СССР». Для кого Вы ее писали и почему?

Шафаревич И.Р.: – В основном для себя, чтобы установить для себя истину. Я слышал много рассказов, но травмированные люди иногда склонны преувеличивать. Объективный факт – это законы, а законы были совершенно невероятными, даже конституция содержала такой пункт: у нас разрешается свобода отправления любого культа и свобода пропаганды атеизма. Но закон запрещал, например, причащение тяжелобольного или умирающего, если только в больнице нет «специально изолированного помещения». А такого помещения естественно не было.

"Еврейство как опора режима": http://rublev-museum.livejournal.com/171838.html

"Модернизация - это когда все становятся евреями": http://rublev-museum.livejournal.com/160718.html


© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: in memoriam, ересь жидовствующих, лекторий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments