expertmus (expertmus) wrote,
expertmus
expertmus

Categories:

31 августа / 13 сентября - праздник Положения честного Пояса Пресвятой Богородицы


Тропарь Положению честного пояса Пресвятой Богородицы, глас 8:
Богородице Приснодево, человеков покрове, /
ризу и пояс пречистаго Твоего телесе, /
державное граду Твоему обложение даровала еси, /
безсеменным рождеством Твоим нетленна пребывающи, /
о Тебе бо и естество обновляется и время. /
Темже молим Тя мир граду Твоему даровати /
и душам нашим велию милость.






Положение ризы и пояса Богоматери во Влахерне.
Ок. 1485 г.
Мастерская Дионисия.
68 × 55.5.
ЦМиАР. ВП 57.
Сохранность: на золотом фоне мелкие тонированные выпады. Незначительные смытости верхнего красочного слоя на ликах, на покрове алтаря. Вставки над головой епископа, на его лике, завесе, на руке царя, торце здания справа; крупная вставка справа, захватывающая стену, фигуру крайней жены, локоть, ногу царицы, на лицах
Происходит из местного ряда иконостаса деревянной Ризоположенской церкви села Бородава близ Ферапонтова монастыря, перевезенной на территорию Кирилло-Белозерского монастыря. Поступила в Музей имени Андрея Рублева в 1956 году из церкви Ризоположения с. Бородавы Кирилловского р-на Вологодской обл.

Бородавская церковь освящена через месяц после окончания строительства Ризоположенской церкви в Московском Кремле, и ее центральная икона с редким сюжетом видимо была скопирована с московской иконы 1485 г. Хотя здесь возможно спорить о нюансах атрибуции – «круг» ли это Дионисия или «мастерская», причастность памятника в целом к «дионисиевскому направлению» безусловна. Его стиль несет в себе ряд новаций, что благодаря точной дате иконы придает ей принципиальное значение. По мнении. В.Н. Лазарева , который в работе 1980 г. датировал икону 1475 г., а в 2000 г. – уже ок. 1485 г., «с мастерской Дионисия связана превосходная икона "Положение пояса и ризы Богоматери" в Музее древнерусского искусства имени Андрея Рублева. Она исключительно красива по своим светлым, праздничным краскам, среди которых преобладает красный цвет с излюбленным Дионисием розоватым оттенком. Икона происходит из деревянной церкви села Бородава, освященной в 1485 году. Ее строителем был Иоасаф (в миру князь Исаак Михайлович Стригин-Оболенский), преемник того самого архиепископа Ростовского Вассиана, который заказал Дионисию в 1481 году иконы для иконостаса московского Успенского собора. Икона "Положение пояса и ризы Богоматери" особенно важна в том отношении, что она помогает уточнить время исполнения житийной иконы "Митрополит Петр" в московском Успенском соборе, клеймо которой с изображением посвящения патриархом Петра в митрополиты всея Руси обнаруживает большую стилистическую близость к иконе из села Бородава» (Лазарев В.Н. Московская школа иконописи. М., 1980. С.9).


Празднование «Положения честного Пояса Пресвятой Богородицы» совершается 31-го августа, в последний день церковного года, в память того, что императрица Зоя, супруга императора Льва Мудрого, была исцелена этой святыней.[i] Согласно преданию, отраженному в Минологии Василия II, датируемом X в.,[ii] великая святыня, вверенная апостолу Фоме самой Божией Матерью незадолго до Ее Успения, была отдана двум благочестивым иерусалимским вдовам и затем передавалась из поколения в поколение.

При императоре Аркадии (395-408), сыне Феодосия I Великого, Пояс Пресвятой Богородицы, который хранился в кафедральном соборе города Зилы (Ζήλα) в Каппадокии, был доставлен архиерейской процессией в Константинополь и вложен в специально изготовленный ковчег (κιβωτος). Св. Пульхерия, дочь императора Аркадия, соцарствовавшая сначала брату своему Феодосию II Младшему (408—450), а потом супругу своему Маркиану, имела особенное благоговение к Пресвятой Богородице. Известно даже, что императрица Пульхерия (399-453), не зная, что Христос воскресил Свою Мать и взял Ее на небо на 3-й день после смерти, хотела положить останки Пресвятой Богородицы в одном из храмов Константинополя.[iii] В честь Ея святая царица, по сведениям Феодора Чтеца,[iv] воздвигла в Константинополе три великолепные храма, в т.ч. Халкопратийскую церковь,[v] куда был вложен ковчег с честным Поясом Пресвятой Богородицы и «божественное Ея млеко».[vi] По  влечению благочестиваго сердца, св. Пульхерия установила в Халкопратийской церкви по средам всенощныя бдения (παννυχίδα) и молебствия (λιτην), которые «она сама возглавляла, идя пешком с горящей лампой, которую она заправляла».[vii] Согласно «Книге церемоний» [ I, 1, 39 (30), 44 (43)],[viii] в Халкопратийском храме Пресвятой Богородицы находились хоры, к которым были пристроены деревянные лестницы, ведущие в императорский митаторий, где на Литургии в праздник Благовещения  (25 марта) присутствовал василевс: «Государи вошедши в святилище и возложив дары на святой жертвенник, покидают его через левую сторону святилища и шествуют через гинекей той же самой церкви. А в гинекее их встречает весь сенат, который воздает честь государям, и государи с патриархом и придворными следуют через арку в святой алтарь Агиа Сорос (Святого Ковчега)».[ix] В той же «Книге церемоний»  [I, 39 (30)] говорится, что в часовню Агиа Сорос, содержащую драгоценную реликвию Пояс Богоматери, можно пройти через выход из главного святилища по левой стороне.[x] В Типиконе Великой Церкви IX–XI вв. также указаны кафедральные богослужения в Халкопратийском храме в случаях совпадения Благовещения с Великим Четвергом или Великой субботой: «После тритекти … исходит лития и восходит на Форум, и идет в Халкопратию, и там певцы поют: “Слава… и ныне…” - и тотчас Трисвятое, прокимен, Апостол, алиллуия, Евангелие, сугубая и просительная ектении и “С миром изыдем”».[xi] Кроме того, по Константинопольскому уставу, лития «в Халкопратии» полагалась во 2-ю неделю по Пасхе и на Введение, когда вся служба, согласно 2 рукописям X-XI вв., пелась в Халкопратийской церкви, куда утром в день праздника из храма Св. Софии направлялась лития во главе с патриархом.[xii]
Примечательно, что в Халкопратийском храме существовал придел во имя св. ап. Иакова, брата Господня, где были положены мощи Вифлеемских младенцев.[xiii] Об этом приделе есть сведения в Типиконе Великой Церкви IX–XI вв. и в одном из константинопольских синаксарей X в. (SynCP. Col. 658), где находится память скифопольских мучеников 4 мая с указанием, что синаксис в их честь совершается в Халкопратийской церкви, в приделе во имя св. ап. Иакова, брата Господня.[xiv]

Об установлении празднования «Положения честного Пояса Пресвятой Богородицы» в Менологии Василия II повествуется, что в 906 г. при императоре Льве VI Мудром (886-912) его жене Зое Карбонопсиде, которую мучил нечистый дух, было видение, что она избавится от недуга, если на нее возложат Пояс Пресвятой Богородицы. Император открыл ковчег и обрел Пояс в целости и сохранности; Пояс был запечатан золотым хрисовулом императора Аркадия, на котором были указаны год и индикт Положения Пояса в Царьграде, а также точная дата этого события - 31 августа. По повелению императора Льва VI Мудрого Пояс Пресвятой Девы был возложен на голову страждущей императрицы, и та исцелилась. Был отслужен торжественный благодарственный молебен Пресвятой Богородице, а честной Пояс положили обратно в ковчег и запечатали печатью. В память происшедшего чуда и двукратного положения честного пояса был установлен праздник Положения честного Пояса Пресвятой Богородицы, а Евфимий, которому было поручено возложить Пояс на императрицу, став патриархом Константинопольским (907–912), составил Слово в честь торжества нового обретения Пояса.[xv]

Ок. 1320 г. Никифор Каллист Ксанфопул вновь писал о честном Поясе Богоматери, уточнив, что императрица Пульхерия учредила совершать бдение и литийную процессию в честь Девы Марии каждую среду, а патриарх Тимофей I (511-518) – шествие (πανήγυρις) каждую пятницу из Влахерны в Халкопратию,[xvi] церемониал которого (πρεσβεία) определил император Маврикий.[xvii] О том же свидетельствуют и русские паломники Стефан новгородец, диакон Александр и диакон Игнатий, жившие в XIV в. Так, Стефан новгородец писал, что «идохом во Влахерну, идеже лежит риза и пояс и скуфья на главе Ея (Божией Матери), а лежит в олтаре на престоле в ковчеге запечатаны».






[i] См., например,  месяцеслов греческого Евангелия 1055 г. (Син. 43).
[ii] PG 117. Col. 613.
[iii] Скабалланович М. Успение Пресвятыя Богородицы. Киев, 1916 (Христианские праздники. Кн. 6). С. 85-86.
[iv] Theodoros Anagnostes Kirchengeschichte, 363: G. Ch. Hansen. Berlin, 1971. Р. 102.
[v] По свидетельству Кодина, иудеи со времен императора Константина Великаго, в продолжении ста тридцати двух лет, жили в местности Константинополя, называемой Халкопратия (Медный торг), где они торговали медными изделиями. Феодосий II Младший выгнал их отсюда, очистив место, где был устроен храм во имя Богоматери; «Рядом с величайшей церковью Богоматери Халкопратийской» находился чудотворный источник, относящийся к часовне Богородицы, располагающейся в квартале «раньше» называемом tou Mèda. На упомянутом месте была «улица, ведущая к Милиону». Она была широка и вела к св. Софии. Можно отметить, что греческая hagiasma располагается на улице Alemdar,в шаге от стен Сераля (См.: Atzemoglou N. Τ’ αγιασματα της Πολις, Athenes, 1990. Р. 17-19). .
[vi] Nicephorus Historia Ecclesiastica // PG 146. Col. 1061A4-B2
[vii] Ibidem: PG 147.Col. 41D5-12
[viii] Le Livre des cérémonies de Constantin Porphyrogénète/ Vogt A. (ed.). Paris, 1935–1939, Commentaire I–II. Paris, 1935–1940. Vol. I. P. 24–5, 154–5, 173.
[ix] Constantini Porphyrogeniti imperatoris De Cerimoniis aulae byzantinae/ Reiske J. J. (ed.). 2 vols. // CSHB. Bonn, 1829–1830. I, 1; Le Livre des cérémonies de Constantin Porphyrogénète/ Vogt A. (ed.). Paris, 1935–1939, Commentaire I–II. Paris, 1935–1940. Vol. I. P.  24–25.
[x] Le Livre des cérémonies de Constantin Porphyrogénète/ Vogt A. (ed.). Paris, 1935–1939), Commentaire I–II. Paris, 1935–1940. Vol. I; Mathews T. F. The Early Churches of Constantinople: Architecture and Liturgy // University Park, Penn. and London, 1971. P.  33.
[xi] Le Typicon de la Grande Église: Ms. Saint-Croix n. 40, Xe siècle / Introd., texte critique, trad. et notes par J. Mateos. R., 1962. T. 1. (OCA; 165). P. 256.
[xii] Le Typicon de la Grande Église: Ms. Saint-Croix n. 40, Xe siècle / Introd., texte critique, trad. et notes par J. Mateos. R., 1962. T. 1. (OCA; 165). T. 1. P. 110.
[xiii] Описание святынь Константинополя в латинской рукописи XII в. // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. М., 1996. С. 449.
[xiv] Le Typicon de la Grande Église: Ms. Saint-Croix n. 40, Xe siècle / Introd., texte critique, trad. et notes par J. Mateos. R., 1962. T. 1. (OCA; 165). T. 1. P. 280.
[xv] Wortley J. The Marian Relics at Constantinople // Greek, Roman & Byzantine Studies. Durham (NC), 2005. Vol. 45:2. P. 171–187.
[xvi] Theodoros Anagnostes Kirchengeschichte, 363: G. Ch. Hansen. Berlin, 1971. Р. 14016-17; Janin R. La géographie ecclésiastiquede l’empire Byzantine, Ire partie: Le siege de Constantinopole et le patriarcat oecuménique. T.3: Les églises et les monastères. Paris, 1953. P. 177, 249.
[xvii] Georgius Cedrenus Ioannis Scylizae ope: I.Bekker, I, Bonn. Р. 69421-23.

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: #Музей, #МузейАндреяРублева, #МузейРублева, #МузейноеЕдинство, #Православие, #Царь, #икона, #иконопись, #музей_имени_Рублева, Музей имени Андрея Рублева, иконопись, лекторий, святыня, фонды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments