?

Log in

No account? Create an account
собор

Десятинная церковь в Киеве на современном этапе изучения



Научный коллектив Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева намедни получил информацию от своих киевских коллег, что 14 сентября 2015 г. начались работы по сохранению остатков первого каменного храма Киевской Руси. На днях Киевская администрация наконец утвердила проект консервации и трассировки фундамента (выявление на поверхности бутовой декоративной кладкой) Десятинной церкви. Как заявил на пресс-конференции 14 сентября секретарь Киевсовета Алексей Резников, «фундамент Десятинной церкви - это сакральное место Киева и мы должны оставить потомкам возможность видеть и понимать, как это было».

В ходе пресс-конференции был поставлен вопрос о 40 миллионах гривен, которые государство выделило на консервацию остатков Десятинной церкви в 2013 г. Свой комментарий на столь острую тему дал начальник управления Министерства культуры Украины Яков Дихтяр: «эти деньги предназначались на то, чтобы создать павильон над фундаментами храма. Предусматривалось, что павильон станет платформой, на которой планировалось разместить современную церковь. Поэтому и понадобилась столь внушительная сумма. Но ее не истратили, в конце 2013 года вернули государству» ...

Уже десять лет в историческом центре столицы на Старокиевской горе, где в княжеские времена стоял первый каменный храм Руси - Десятинная церковь, огорожена забором обширная площадка. Здесь длительное время проводились археологические раскопки, а после их завершения в 2010 г. фундаменты церкви засыпали песком и глиной. С тех пор сакральное место имело вид пустыря, обнесенного неприглядной оградой. И вот наконец там стартовали работы, результатом которых станет консервация остатков храма и благоустройство территории. Через три месяца они должны завершиться, и тогда все желающие смогут прийти на место, где более 1000 лет назад по велению киевского князя Владимира была возведена Десятинная церковь.

Инициатором проекта выступила ОО "Андреевский-Пейзажная инициатива". Работы будут осуществляться в рамках проекта "Сделаем вместе". Председатель «Андреевско-пейзажной инициативы» адвокат Марина Соловьева сообщила, что в ходе работ предстоит провести надежную консервацию остатков святыни, чтобы сохранить их для грядущих поколений. Для этого специалисты укроют это место дополнительным объемом песка и глины, а также создадут систему отвода воды, чтобы древние фундаменты не замокали. Затем выполнят так называемую трассировку: на поверхности мастера выложат из красного гранита точные очертания фундаментов храма. До начала археологических раскопок в 2005 г. такая трассировка существовала - ее сделали еще в советские годы (см. фото). Камни, из которых она была выполнена, сложили возле места раскопок. К сожалению, за прошедшие годы часть этого материала исчезла, так что придется завезти дополнительное количество камня.

По словам Марины Соловьевой, «проект современного храма над фундаментами Десятинной церкви, который пыталась осуществить УПЦ МП, не был воспринят специалистами и общественностью по ряду причин, одна из них в том, что предусматривалось вогнать в Старокиевскую гору 15-метровые сваи, а в историческом месте это совершенно недопустимо. Еще один важнейший аргумент: восстановить Десятинную церковь невозможно, поскольку науке доподлинно не известно, как она выглядела».

Тем не менее, научный сотрудник Института археологии НАН Украины Виталий Козюба, который руководил последними раскопками Десятинной церкви считает, что они «значительно обогатили наши знания о храме. Например, мы обнаружили самый крупный фрагмент стены Десятинной церкви - обломок длиной 70 сантиметров с растительным орнаментом (см. фото). В X веке Десятинная церковь была одной из самых больших в христианском мире. Ее длина составляла 44 метра, ширина - 30. Она была больше, чем, например, Владимирский собор, один из красивейших храмов Киева, построенный во второй половине XIX в. В результате раскопок мы выяснили, что приглашенным византийским мастерам было непросто справиться со столь масштабным проектом. Нашли много свидетельств того, что они меняли план работ в ходе строительства: закладывали фундамент, начинали возводить стены, а потом разбирали и делали все по-другому. Это можно объяснить тем, что в конце X века в самой Византии больших храмов уже не строили. Тамошние зодчие утратили навыки их возведения»?!



Научный коллектив Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева считает своим долгом напомнить, что многолетним исследователем Десятинной церкви являлся наш замечательный коллега архитектор Игорь Святославович Красовский, безвременно скончавшийся в 2009 г. В память о его вкладе в исследования первого каменного храма Руси редакция музейного блога публикует одну из последних работ Игоря Святославовича, посвященную Десятинной церкви.

Напомним, что выдающийся русский историк акад. Б.А. Рыбаков с помощью азимутального метода установил, что престольный праздник древнейшей Десятинной  церкви, построенной в Киеве первой после Крещения Руси, приходился именно на 1 августа: http://expertmus.livejournal.com/191711.html

См. также по данной теме -

25 мая 2011 г. исполнилось 1015 лет со дня освящения Десятинной церкви: http://rublev-museum.livejournal.com/139226.html

На месте Десятинной церкви появится Национальный православный комплекс: http://rublev-museum.livejournal.com/213737.html

Десятинная церковь: воссоздание первого каменного собора или музеефикация фундамента?: http://rublev-museum.livejournal.com/127232.html

Десятинная церковь теряет фундамент: http://rublev-museum.livejournal.com/166300.html

Власти России и Украины спорят о наследии св. равноап. Царя Владимира Великого, пренебрегая историей: http://www.expertmus.com/2015/06/blog-post_27.html




Оригинал взят у expertmus в Игорь Святославович Красовский (1936-2009)

О ПЛАНЕ ДЕСЯТИННОЙ ЦЕРКВИ В КИЕВЕ

1000 лет назад, в 996 году, согласно Лаврентьевской летописи, князь Владимир увидел "церковь свершену, вшедъ в ню и помолися Богу" (Лаврентьевская летопись, 1928, стб. 124). Эта дата принята исследователями за год окончания строительства Десятинной церкви - первого каменного храма на Руси.

До нашего времени дошли только остатки фундаментов, которые стали доступны исследованию лишь в результате археологических раскопок, проведенных Н.Е. Ефи­мовым (Краткое..., 1829, приложение), Д.В. Милеевым (Каргер М.К., 1961, с. 23, рис. 6), М.К. Каргером (1961, с. 27-59). За время, прошедшее после указанных раско­пок, появился ряд реконструкций Десятинной церкви: В. Конанта (Каргер М.К., 1961, с. 37, рис. 11), Н.И. Брунова (1953, с. 300, 301), Д.П. Сухова (1980, с. 66), А. Повстенко (Каргер М.К., 1961, с. 42, рис. 12), Г.Ф. Корзухиной (1957, с. 86, рис. 5), К.Н. Афа­насьева (1961, с. 173, рис. 108), Я. Пастернака (1961, с. 609), П.А. Раппопорта (1962, с. 63, рис. 1), Н.В. Холостенко (1965, с. 78, рис. 7), Н.Г. Логвина (1978, с. 32; 1988, с. 227, рис. 1,7), Ю.С. Асеева (1982, с. 30, рис. б).

Несмотря на обилие реконструкций, единственное, что признается пока бесспор­ным, это центральное ядро постройки - "трехнефное здание с тремя апсидами с во­сточной стороны" (Каргер М.К., 1961, с. 36). У исследователей отсутствует единство в определении характера наружного ограждения храма - стена или открытая галерея, местоположения внутренних лестниц, характера и назначения двух трехчастных поме­щений в северо-западной и юго-западной частях здания.

Существуют противоречия в датах начала и окончания строительства Десятинной церкви по различным летописным источникам. В Лаврентьевской летописи под 989 г. записано, что Владимир "помысли создати церковь пресвятыя Богородици, и пославъ мастеры от Грек. И наченшю же здати, и яко оконча зижа, оукраси ю иконами" (Лаврентьевская летопись, 1928, стб. 121). Таким образом в одной статье сообщается и о начале, и об окончании строительства церкви. Следовательно, приводимые в статье данные были записаны спустя многие годы после окончания строительства. С разно­образными вариациями этот блок событий в остальных летописях читается под 991 г. Однако ни в одной летописи нет даты окончания строительства храма. Сообщается лишь, что Владимир уже увидел "церковь свершену". А.А. Шахматов, на основании других письменных источников, действительно пришел к выводу, что строительство храма окончено за год до того, как Владимир увидел уже законченную постройку - в 995 г. Причем этой дате он отдавал "решительное предпочтение" (Шахматов А.А., 1908, с. 25). Что же происходило в тот промежуток времени, пока строилась Десятин­ная церковь?

В большинстве летописных источников сообщается, что в этот период Владимир заложил Белгород, совершил поход на хорватов, отразил нападение печенегов и в память об этом событии заложил Переяславль "на броде". Но при этом в Лаврентьевской летописи перед тем, как Владимир увидел "церковь свершену", идет пропуск событий за 2 года. В Ипатьевской летописи несколько иная датировка тех же собы­тий, но пропуск событий за 2 года приходится на годы, предшествующие году закладки церкви в 991 г. Совершенно иначе представлены эти события в Никоновской летописи. Под 991 г. приводится уникальное сообщение, отсутствующее в других летописных источниках, о том, что "приидоша изъ Грекъ въ Киев къ Володимеру каменосечци и зиздатели полат каменных" (Летописный сборник..., 1895, с. 61). Под 992 г. описывается поход Владимира в Суздальскую землю, а также смерть киевского митрополита Михаила и поставление на киевскую кафедру Леонтия. Лишь под 993 г. сообщается, что "благословлением" митрополита Леонтия "созда Володимеръ церковъ пречистыя Богородици камену въ Киеве, мастеры Греческыми, и украси ю иконами" (Летописный сборник..., 1895, с. 65). В этом сообщении отсутствует факт, что Владимир перед этим "помысли". По-видимому "помысли" Владимир значительно раньше, чем начал строить, согласно Никоновской летописи. И лишь под 998 г. сообщается, что Владимир приехал в Киев с Васильева и "пришедъ виде церковь великую пречистыя Богородици Десятинную съвершену" (Летописный сборник..., 1895, с. 66). Таким образом, все события, связанные со строительством Десятинной церкви, в Никоновской летописи приобретают более логическую последовательность. Однако если сдвинуть на 2 года даты, приводимые в Никоновской летописи, то выявится определенная синхронность с другими летописными текстами. И тогда выяснится, что в 989 г. в Киев приехали "каменосечци и зиздатели полат каменных" (в Лаврентьевской летописи под этим годом сообщается, что приехали "мастеры от Грек"), в 990 г. скончался митрополит Михаил и был назначен новый митрополит - Леонтий, в 991 г. (как в Ипатьевской летописи) происходит закладка храма, и к 996 г., к приезду Владимира с Васильева в Киев церковь предстает завершенной. Последняя дата совпадает и в Лаврентьевской, и в Ипатьевской летописях.

При этом остается спорным вопрос о подлинности существования двух киевских митрополитов - Михаила и Леонтия. М.Д. Приселков считал, что эти имена "присочиненные" (Приселков М.Д., 1913, с. 40), Я.Н. Щапов называет митрополитов "легендарными" и отрицает их существование (Щапов Я.Н., 1989, с. 192). Однако митрополит Макарий признавал "достоверность" сообщения Никоновской летописи (Макарий..., 1995, с. 30). В свою очередь О.М. Рапов считает, что доводы против существования двух митрополитов на Руси в X веке - Михаила и Леонтия - являются "несостоятельными" (Рапов О.М., 1988, с. 285).

Сложность и необычность плана фундаментов Десятинной церкви исследователи трактовали по-разному. Так М.К. Каргер считал, что это свидетельствует "о разно­временности отдельных частей постройки" (Каргер М.К., 1961, с. 36). Обилие парал­лельных продольных стен в западной части здания Г.Н. Логвин объяснял "коррек­тировкой программы в процессе строительства, либо в результате ошибок, допущен­ных при разбивке фундаментов в натуре" (Логвин Г.Н., 1978, с. 32). Ю.С. Асеев высказал догадку, что сложная система структуры вызвана тем, что "имели место изменения плана в процессе строительства" (Асеев Ю.С., 1982, с. 32). Метрологи­ческий анализ сохранившихся остатков фундаментов позволил выдвинуть предполо­жение, что сразу было не только задумано, но и одновременно возведено все здание - трехнефный храм с наружными галерами (Красовский И.С., 1984, с. 184). Однако последующий анализ сохранившихся фундаментов, а также археологических раско­пок, проведенных Н.Е. Ефимовым и Д.В. Милеевым, дали возможность уточнить и конкретизировать этот вывод: существовало не два строительных периода, как признается большинством исследователей, а две "модели" постройки, одна из которых была только начата, а вторая осуществлена в натуре.

Первоначально предполагалось создать трехнефный четырехстолпный храм с притвором, окруженный с трех сторон открытыми галереями (рис. 1). О целостности замысла этой модели говорят ее размеры и пропорции. Ширина этой постройки определяется по наружным граням тех лопаток, которые обнаружены на трех попе­речных перемычках фундаментов. Модулем всей постройки являлась малая русская сажень, равная 1,424 м (Красовский И.С., 1984, с. 183). Именно в первоначальной модели этот модуль укладывается наиболее четко. Ширина этой модели равна 27,3 м, что соответствует 19 модулям (1,424 м х 19 = 27,06 м). Этой же величине соот­ветствует и наружная длина собственно храма с притвором - 27,2 м, а также про­дольный размер галерей.

На плане, опубликованном Н.Е. Ефимовым, на южной стене центрального про­дольного нефа хорошо читаются остатки стен, характерные для лестничных клеток в древнерусских храмах (рис. 2). Таким образом, можно предположить наличие лестниц, которые вели на хоры храма. Ширина этих лестниц оказывается в пределах 1,5-1,8 м, а длина около 4,5 м.

Эта первая модель храма начала осуществляться: после разбивки плана постройки на земле началась отрывка фундаментальных рвов. По-видимому, одновременно работало сразу несколько бригад, о чем свидетельствуют остатки лопаток на по­перечных фундаментах в трех разных местах. Начало возведения этой постройки и отражено в Лаврентьевской летописи под 989 г. Однако по каким-то причинам строительство было приостановлено. Возможно признали ошибкой отсутствие сплошного фундамента под южной и северной галереями. Но по-видимому, основная причина связана с тем, что принятая модель по своим размерам и планировке уже не отвечала чьим-то новым требованиям и вкусам. Это могло быть связано со смертью митрополита Михаила, которая, по нашим предположениям, последовала через год после начала строительства в 990 г., а новый митрополит Леонтий, вступивший на киевскую кафедру, имел иные представления о том, каким должен быть главный храм столицы государства. Возможно и у князя Владимира появились новые строительные идеи. В итоге возникла вторая, новая модель Десятинной церкви, начало строи­тельства которой и зафиксировано в большинстве летописных источников под 991 г.

В основе новой модели сохранялся трехапсидный четырехстолпный храм с притвором, забутовка фундаментов которого возможно была начата. Новая модель постройки (Красовский И.С., 1984, с. 187, рис. 5) сохранила принятый модуль строи­тельства, учитывала первоначальную планировку здания, но отразила и новые требо­вания, которые состояли в необходимости расширения постройки для новых поме­щении. Но кому они предназначались, князю или митрополиту?

    

В последние годы были продолжены раскопки дворцового здания (Харламов В.А., 1985, с. 107), ранее частично раскопанного С.П. Вельминым в 1914 г. (Каргер М.К., 1961, с. 74, рис. 21). Обнаруженное узкое помещение в северо-западной части дворца оказалось расположенным точно на продольной оси Десятинной церкви и могло выполнять роль сеней для входа во дворец со стороны Десятинной церкви. Кроме того, Десятинная церковь и дворец отстоят от оборонительного рва "города Кия" на одинаковом расстоянии, следовательно, когда они начали строиться, было точно из­вестно местоположение этого рва, вероятно засыпанного ко времени начала возведе­ния этих построек.

Внутренний размер дворца (41 м) оказывается почти равным про­тяженности Десятинной церкви (41,7 м), если предположить, что, пока не выявленная раскопками, его юго-западная торцевая стена отстоит на расстоянии, кратном двум предыдущим положениям лопаток на продольном фасаде (рис. 3). Наконец, две пары построек: дворец Ольги с капищем и Десятинная церковь с дворцом находятся на общей оси, которая совпадает с поперечной осью "города Кия" (рис. 4).

Таким образом, задумывались и осуществлялись эти две постройки - Десятин­ная церковь и княжеский дворец - одновременно. В этой ситуации, при наличии княжеского дворца, в Десятинной церкви предполагалось, по-видимому, разместить митрополичьи палаты. Если доказано, что "три западных членения южной галереи Десятинной церкви представляли собой на протяжении всего периода се сущест­вования открытое гульбище с крещатыми столбами", правда из этих столбов "хорошо просматриваются только остатки двух" (Бирюков Ю.Б., 1995, с. 81), то в таком случае митрополичьи палаты размещались на втором уровне, над открытой галереей. О том, что эти палаты задумывались как самостоятельные, новые, независимые от основ­ного объема помещения, свидетельствуют их размеры: ширина между наружны­ми стенами палат составляет 7,10 м, что соответствует размеру подкупольного звена (7,15 м). Длина трехчастных помещений (19,1 м) соответствует протяженности самого храма между западной и восточной стенами (19,2 м).

Возникает вопрос, почему же эти палаты возводились отдельными, независимыми от основного объема помещениями, а не явились результатом механического продол­жения уже намеченных стен храма? Возможно, ответ на этот вопрос лежит в осо­бенностях того времени, когда возводилась Десятинная церковь.

В момент принятия христианства на Руси, во времена Владимира, само хри­стианство было едино, без разделения на восточную и западную церковь. В этот период "большое внимание уделялось ветхозаветной тематике с ее историческим уклоном" (Вагнер Г.К., 1990, с. 33). Христианство впервые было принято на Руси на государственном уровне и становилось достоянием всех сфер жизни общества. В нем должны были искать ответ на многие вопросы жизни, в том числе и на такой вопрос, каким должен быть христианский храм. Десятинная церковь была первым каменным храмом на Руси, да к тому же таким сложным по структуре, которая отвечала ее функции: "быть одновременно великокняжеской, общегородской и кафедральной" (Вагнер Г.К., 1990, с. 34). Возможно тогда и встал вопрос о совмещении культовых помещений со светскими палатами. Ответ был получен на страницах Ветхого завета Библии: царь Соломон при строительстве своего храма столкнулся с подобными проблемами и разрешил их: он "сделал пристройку вокруг храма ... и сделал боковые комнаты кругом" (3 Цар. 6:5). При этом "вокруг храма извне сделаны были уступы, дабы пристройка не прикасалась к стеным храма" (3 Цар. 6:6). По-видимому, в Десятинной церкви уступы сделать не удалось, но выполнили вторые стены, которые и отделили палаты от храма, дабы они "не прикасались к стенам храма". Были и другие заимствования из храма Соломона. Там вход в средний ярус (в нашем случае - второй ярус) был с "правой стороны" (2 Цар. 6:8). Именно с правой стороны от западного входа в крайнем юго-западном помещении и могла располагаться лестница на второй ярус. Раскопанный центральный прямоугольный столб мог выпол­нять функцию опоры для лестницы. Подобная лестница существовала в сирийской церкви Каср-ибн-Вардан 564 г. (рис. 5) (Комеч А.И., 1987, с. 13). Не исключено, что при этом сохранялись и первоначально задуманные, но теперь уже внутренние лест­ницы.

Вторая модель Десятинной церкви в процессе строительства претерпела опре­деленную корректировку. Если бы Десятинная церковь была выстроена в соответ­ствии с принятым модулем, то ее ширина составила бы 29,9 м между южной и северной галереями, а в раскопанном храме она колеблется от 30,05 м до 30,80 м (Красовский И.С., 1984, с. 184, рис. 3). Именно за пределами лопатки на крайней восточной перемычке фундаментов ширина храма выходит за пределы модульного размера. Ширина Десятинной церкви по линии поперечного центрального нефа со­ставляет 30,80 м, что соответствует 100 греческим футам. Таким образом, если перво­начальная модель постройки точно укладывалась в модуль, равный малой сажени, то теперь, на этой стадии строительства, требовалось соблюдение другого модуля, в основе которого лежал греческий фут. В этом отношении обращает на себя внимание южная стена центрального подкупольного звена. Это самая длинная поперечная стена постройки. Ее размер составляет 37,0 м. Этот размер является не случайным. В нем как бы нашли примирение две меры, которые использовались при строительстве Десятинной церкви в Киеве: русская малая сажень и греческий фут: 1,424 х 26 = 37,02 и 0,308 х 120 = 36,96 м. Применение двух мер длины - греческой и русской - вероятно было вызвано тем, что откопка фундаментальных рвов и их забутовка проводились русскими мастерами. Возведение же наружных стен было поручено греческим ма­стерам.

Спустя полстолетия после строительства Десятинной церкви (рис. 6) возведением Софийских соборов в Киеве и Новгороде начался новый этап культового монумен­тального строительства на Руси. Однако в каждом из этих соборов незримо при­сутствовала Десятинная церковь: протяженность ее основного ядра - 27,00 м была принята за исходный внутренний размер ширины и длины пятинефного ядра Со­фии Киевской и за длину центрального пятинефного ядра Софии Новгородской по наружному обмеру.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Асеев Ю.С., 1982. Архитектура Древнего Киева. Киев.

Афанасьев К.Н., 1961. Построение архитектурной формы древнерусскими зодчими. М. Бирюков Ю.Б., 1995. Церковь Николы в Киеве // Реставрация и архитектурная археология. Вып. 2. М.

Брунов Н.И., 1953. Рец. на кн.: Каргер М.К. Археологические исследования Древнего Киева. Отчеты и материалы (1938-1947). Киев, 1950 // ВВ. № 12.

Вагнер Г.К., 1990. Искусство мыслить в камне. М.

Каргер М.К., 1961. Древний Киев. Т. 2. М.; Л.

Комеч А.И., 1987. Древнерусское зодчество конца X - начала XII вв. М.

Корзухина Г.Ф., 1957. К реконструкции Десятинной церкви //СА. № 2.

Красовский И.С., 1984. Реконструкция плана фундаментов Десятинной церкви в Киеве // СА. № 3.

Краткое историческое описание Десятинной церкви в Киеве. Приложение, 1829. СПб.

Лаврентьевская летопись, 1928 // ПСРЛ. Т. I.

Летописный сборник, именуемый патриаршею или Никоновскою летописью, 1895 // ПСРЛ. Т. 9.

Логвин Г.Н., 1978. Новые исследования древнерусской архитектуры // Строительство и архитектура. № 8.

Логвин Н.Г., 1988. Первоначальный облик Десятинной церкви в Киеве // Древности славян и Руси. М.

Макарий митрополит Московский и Коломенский. История русской церкви, 1995. Кн. 2. М.

Пастернак Я., 1961. Археологiя Украïни. Торонто.

Приселков М.Д., 1913. Очерки церковно-политической истории Киевской Руси X-XIII вв. СПб.

Рапов О.М., 1988. Русская церковь в IX - первой трети XII в. М.

Раппопорт П.А.. 1962. Археологическое исследование памятников русского зодчества X-

XIII вв. // СА.№ 2.

Сухов Д.П., 1980. Выставка рисунков. М.

Харламов В А., 1985. Исследования каменной монументальной архитектуры Киева X- XIII вв. // Археологические исследования Киева 1978-1983 гг. Киев.

Холостенко М.В., 1965. 3 icropiï зодчества Древньоi Pyci XI ст. // Археологïя. Т. 19.

Шахматов А А., 1908 Розыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб.

Щапов Я.И., 1989. Государство и церковь Древней Руси Х- XIII вв. М.

Центральный музей древнерусского

искусства и культуры

имени Андрея Рублева, Москва

Опубликовано: Красовский  И. С. О планах  Десятинной  церкви // Российская археология, 1998, № 3, с.149–156.

См. также: Красовский И. С. Реконструкция архитектурного облика Десятинной церкви // Археологія: Науковий журнал . 10/2002 . № 4. С. 98-107.

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева, 2015.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Comments