?

Log in

No account? Create an account
собор

Сергей Рахманинов в обители прп. Андрея Рублева



Великий русский композитор Сергей Васильевич Рахманинов любил посещать в Москве знаменитый Спасо-Андроников монастырь, где слушал старинный знаменный распев, звучавший под сводами древнейшего Спасского собора, украшенного фресками гениального иконописца Древней Руси прп. Андрея Рублева († 1428), а также в монастырской церкви Архангела Михаила: http://expertmus.livejournal.com/44316.html



Гедике так вспоминал о Рахманинове: «Он очень любил церковное пение и частенько, даже зимой, вставал в семь часов утра и в темноте, наняв извозчика, уезжал в большинстве случаев на Таганку, в Андроньев монастырь, где выстаивал в полутемной огромной церкви целую обедню, слушая старинные суровые песнопения из Октоиха, исполняемые монахами параллельными квинтами. Это производило на него сильное впечатление. После обедни Сергей Васильевич ехал домой и, отдохнув немного, садился заниматься» (Гедике А. Памятные встречи // Воспоминания о Рахманинове. М., 1988. Т.2. С.11–12).

При кажущейся внешней простоте монодийного знаменного пения, к которому Рахманинов приобщился в Спасо-Андрониковом монастыре, композитору удалось понять его внутреннюю сложность и тонкость, которые он смог в полной мере воплотить во «Всенощном бдении». Сам Рахманинов в 1935 г. в письме к И.С. Яссеру писал: «По закону Православной Церкви некоторые песнопения Всенощной должны быть написаны на темы обихода. Например: “Благослови, душе моя, господа”, “Ныне отпущаеши”, “Славословие” и т.д. Другие могут быть оригинальными. В моей Всенощной все, что подходило под второй случай, осознанно подделывалось под обиход. Например: “Блажен муж”, “Богородице” и т.д.» (Яссер И.С. Мое общение с Рахманиновым // Воспоминания о Рахманинове. М., 1988. Т.2. С.526).

В то время, когда Рахманинов бывал в Спасо-Андрониковом монастыре, это место славилось не только древними традициями пения, но и колокольными звонами, которые, очевидно, вызывали у композитора воспоминания о детских годах, проведенных в Великом Новгороде. В 1893 г. была создана юношеская сюита Рахманинова №1 для 2-х фортепиано Op. 5 - единственный в истории случай цитирования обиходного тропаря Пасхи «Христос воскресе из мертвых». Эта рахманиновская сюита звучит пасхальным приветствием обезумевшему миру. В то время, когда миллионы людей теряли веру, когда Россия сотрясалась и рушилась, погрязая в войнах, грабежах и убийствах, Рахманинов созидал Ее в музыке еще более совершенной, молитвенной и духовно могущественной.

В 1900-е годы, когда Рахманинов переживал тяжелый душевный кризис, связанный с провалом его Первой симфонии, он написал романс на стихи Мережковского «ХРИСТОС ВОСКРЕС». Здесь впервые появляется трагедийная тема и протест против одиночества. Этот знаменитый романс Рахманинова - один из самых драматичных монологов великого русского композитора, - обличение мира, залитого «кровью и слезами». Одно время он был даже запрещен для исполнения личным распоряжением тамбовского губернатора Н.П. Муратова. Но из более чем 40 романсов, сложенных на стихи Мережковского, романс «ХРИСТОС ВОСКРЕС» стал самым популярным. У Рахманинова в романсе на верху "фа", и его пели и басы (Шаляпин), и меццо …

«Христос воскрес!» - поют во храме;
Но грустно мне… душа молчит,
Мир полон кровью и слезами,
И этот гимн пред алтарями
Так оскорбительно звучит.

Когда б Он был меж нас и видел,
Чего достиг наш славный век,
Как брата брат возненавидел,
Как опозорен человек,

И если б здесь, в блестящем храме,
«Христос воскрес!» Он услыхал,
Какими б горькими слезами
Перед толпой Он зарыдал!






Романс «Христос воскрес» f-moll, op. 26 № 6

Музыка: Сергей Васильевич Рахманинов (1873–1943)

Слова: Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941)

АВТОРСКОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

***
"Христос воскрес", - поют во храме;
Но грустно мне... душа молчит:
Мир полон кровью и слезами,
И этот гимн пред алтарями
Так оскорбительно звучит.
Когда б Он был меж нас и видел,
Чего достиг наш славный век,
Как брата брат возненавидел,
Как опозорен человек,
И если б здесь, в блестящем храме
"Христос воскрес" Он услыхал,
Какими б горькими слезами
Перед толпой Он зарыдал!
Пусть на земле не будет, братья,
Ни властелинов, ни рабов,
Умолкнут стоны и проклятья,
И стук мечей, и звон оков, -
О лишь тогда, как гимн свободы,
Пусть загремит: "Христос воскрес", -
И нам ответят все народы:
"Христос воистину воскрес!"

Д. Мережковский

1887

«Когда я был молод, - вспоминал Рахманинов, - я был всецело под очарованием музыки Чайковского. У меня был издатель, плативший мне больше, чем Беляев. В то время Беляева и весь его петербургский кружок я не ставил ни в грош. Однажды Беляев пригласил меня к себе, и меня попросили играть. Я только что написал Фантазию для двух роялей (op. 5). За второй рояль посадили Феликса (Блуменфельда). Только он один умел так превосходно читать с листа. Я играл партию первого фортепиано наизусть. Все были там — Лядов, Римский-Корсаков — и слушали очень внимательно; мне казалось, что им нравилось. Римский всё время улыбался. Потом они стали хвалить меня, а Римский сказал: «Всё хорошо, только в конце, когда звучит мелодия „Христос воскресе…“, лучше было бы её изложить отдельно, и лишь во второй раз с колоколами».
Тут Рахманинов сыграл мелодию с колоколами и без них.
- Я был глуп и самонадеян, в те времена мне был только 21 год, поэтому я пожал плечами и сказал: «А почему? Ведь в жизни эта тема всегда появляется вместе с колоколами», — и не изменил ни одной ноты. Только позднее я понял, как была правильна критика Римского-Корсакова. Я лишь постепенно постиг подлинное величие Римского-Корсакова и очень жалел, что никогда не был его учеником
» (Сваны А. Дж. и Е. Воспоминания о С. В. Рахманинове).

Непосредственная связь темы колокольного звона и музыки Рахманинова прослеживается в судьбе епископа Тамбовского и Пензенского Пахомия (Симанского, 1709–1789), происходивший из древнего дворянского рода Симанских, из которого впоследствии вышел патриарх Московский Алексий I. В Спасо-Андрониковой обители епископ Пахомий на свои средства отлил колокол весом 835 пудов 20 фунтов. На колоколе был отлит текст, в котором рассказывалась его история: «Колокол еси вылитый 1779 г. иждивением покойного преосвященного Пахомия епископа великоустюжского на покои в Спасо-Андрониевском монастыре пребывавшего, в коем весу 835 пуд. и 20 ф. Но в 1812 году пожаром неприятельским поврежденный, по завещанию московского 1-й гильдии купца Семена Алексеевича Лепехина, затем надворным советником Гавриилом Петровичем Смольянским и супругою его Елизаветою Семеновною, перелит во славу святые единосущные, животворящие и нераздельные Троицы Отца и Сына и Святого Духа, при державе благочестивейшего государя императора Александра Павловича и при супруге его благочестивейшей государыне императрице Елизавете Алексеевне, 1815 года на заводе купца Михаила Богдановича, в коем весу 915 пуд. 34 ф. при архимандрите Фео-фане. Лил мастер Яков Завялов». На колоколе были отлиты образа Спаса Нерукотворного, Успения Пресвятыя Богородицы, преподобного Андроника Московского, преподобного Сергия Радонежского, святителя Алексия Московского и архистратига Михаила. В 1789 г. епископ Пахомий (Симанский) скончался 5 (16) мая и был предан земле около Спасского собора (впоследствии над местом его могилы был построен придел святого Андроника Московского).



Ровно 200 лет спустя мощи епископа Пахомия (Симанского) были обретены, идентифицированы и преданы погребению (впервые в советской практике!) во время археологических раскопок под научным руководством проф. О.Г. Ульянова «близ места погребения преп. Андрея Рублева» (см. фото), благодаря которым состоялось возрождение литургической жизни в древнейшем Спасском соборе Андроникова монастыря, близ которого был погребен 17 октября 1428 г. прп. Андрей Рублев (День памяти преподобного Андрея Рублева (см. статью в номере). Молебен близ места погребения преподобного Андрея [в Спасо-Андрониковом монастыре]. Возрождение литургической жизни в стенах древнего Спасского собора. Первую литургию возглавил наместник Свято-Данилова монастыря архимандрит Тихон // "Журнал Московской Патриархии". № 1. 1990 г.): http://www.srcc.msu.su/bib_roc/bib/ItemsT391.htm#8398

См. подробнее: http://expertmus.livejournal.com/23166.html

Во время Отечественной войны 1812 г. колокол, отлитый на средства епископа Пахомия, пострадал, упав с колокольни, но спустя несколько лет благодаря благочестивым жертвователям был перелит заново. Он стал самым большим колоколом монастыря, задававшим ритм знаменитым андрониковским звонам, которые впоследствии слушал и, возможно, передал в своих музыкальных произведениях Сергей Рахманинов …

Древности Спасо-Андроникова монастыря: http://expertmus.livejournal.com/143063.html

© Блог экспертов Музея имени Андрея Рублева, 2014


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Comments