?

Log in

No account? Create an account
знак

Борис Николаевич Дудочкин - прихвостень Г.В. Попова



«Борис Николаевич Дудочкин - фигура одиозная - пустое место в научном мире»,- такое мнение выскажет всякий, мало-мальски осведомленный в области древнерусского искусства. Кто же такой этот Б.Н. Дудочкин? Сам он себя везде и всюду выдает за заведующего научным отделом ЦМиАР, хотя всего-навсего является завбиблиотекой. С Г.В. Поповым Дудочкин знаком давно, еще когда оказывал для него разные услуги в издательствах, где работал. С тех пор Б.Н. Дудочкин стал постоянным прихвостнем Попова. Настолько постоянным, что, когда Геннадий Попов пришел в администрацию ЦМиАР, за ним следом увязался и Дудочкин, выбивший себе административный пост за прежние «заслуги» перед Поповым.  

Дудочкин сразу смекнул, что музейная библиотека – это настоящий «Клондайк», и стал таскать из нее редкие книги для репринтных переизданий, за что самому Дудочкину шел неплохой «навар». Ну, а для придания некоего флера «научности» своей «деятельности» Дудочкин подготовил скороспелую компиляцию. Известный исследователь творчества преп. Андрея Рублева профессор В.А. Плугин успел до своей безвременной кончины выпустить монографию «Мастер Святой Троицы», в которой доказана научная несостоятельность Б.Н. Дудочкина на примере именно этой брошюры (Дудочкин Б.Н. Андрей Рублев. Материалы для изучения биографии и творчества. Под общей редакцией Г.И. Вздорнова. М., 2000. С. 15.). Под прикрытием Г.И. Вздорнова Б.Н. Дудочкин добывал в издательствах рукописи оппонентов своих «кураторов» Попова и Вздорнова и выливал на них потоки грязи. Как отметил В.А. Плугин, «этическую ущербность подобного поступка оправдывает, однако, его гармоническое соответ­ствие стилю и семантическому уровню опуса. Начинающий исследователь Б.Н. Ду­дочкин поставил перед собой заведомо недостижимые цели: в кратком очерке дать описание и оценку всего сохранившегося изобразительного комплекса, связанного с именем Рублева, отделяя при этом "зерна" от "плевел", всей письменной информа­ции о художнике, его произведениях и, наконец, основных вех историографии с характеристикой отдельных трудов. Будучи совершенно неподготовленным к решению любой из этих проблем, Б.Н. Дудочкин в первых двух случаях воспользовался наработками различных ученых и без ложной скромности объявил эту компиляцию собственной заслугой. Не затрудняя себя аргументированным анализом источников и исследований, Б.Н. Дудочкин выставляет тем не менее тем и другим лапидарные и категоричные, не подлежащие обжалованию оценки-приговоры. Ряд поздних ис­точников, например, без каких-либо доказательств объявлен "несомненной фальси­фикацией".

Конечно, научный авторитет Б.Н. Дудочкина пока равен нулю (ср. его аттестацию редактором), и над всем этим можно было бы посмеяться, если бы... Если бы не стоящая за его спиной, а иногда и водящая его пером фигура Г.И. Вздорнова. Правда, в необозримом по объему корпусе уче­ных трудов Г.И. Вздорнова рублевская тема занимает незначительное место и не отмечена сколько-нибудь оригинальными идеями. Вышедшая двумя изданиями "Ан­тология Троицы" - пример ненаучного субъективно-вкусового подхода в этом жан­ре. Но голос Г.И. Вздорнова, разумеется, слышнее, и занятая им прокурорская пози­ция (впрочем, усвоенная им с давних пор) действительно свидетельствует о кризисе в искусствоведении. Кризисе, выразившемся прежде всего в том, что сформирова­лась группа одинаково думающих людей, которые не приемлют инакомыслия и но­вых методов исследования и делают все от них зависящее, чтобы "положить предел потоку бессодержательной (т.е. непонятной им. - В.П.) литературы". Это ли не вздор?!»
                                                    
Плугин В.А. Мастер Святой Троицы. М., 2001. С. 514-515.

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Comments