?

Log in

No account? Create an account
собор

Операция «Собор» в Париже под угрозой провала накануне перевыборов Путина



Парижский мэр недоволен «стилизованной архитектурой» здания, заявка на строительство которого недавно была подана российскими властями. В таком состоянии проект не может войти в фонд всемирного наследия ЮНЕСКО. Мэр Парижа Бертран Деланоэ (Bertrand Delanoë) 27.02.2012 г. выступил с резкой критикой проекта строительства российского православного культурного центра на углу набережной Бранли (7-й округ), невдалеке от музея с аналогичным названием, и проспекта Рапп. По его словам, проект «посредственный» с точки зрения архитектуры и был разработан «в спешке».

В то время как российские власти подали в парижскую префектуру заявку на строительство культурного центра, мэр города заявил, что «стилизованная архитектура» будущей церкви говорит о несоответствии здания «фонду всемирного наследия ЮНЕСКО и перспективе Эйфелевой башни. На конкурсный отбор были представлены гораздо более подходящие предложения, которые уделяют внимание городской гармонии и не нарушают парижский пейзаж». Бертран Деланоэ считает, что если государство все же решит выдать разрешение на строительство, тем самым оно «будет прикрываться дипломатической и финансовой позицией, которая недостойна дружбы Парижа и российского народа». Кроме того, он обратился с призывом к ЮНЕСКО, которое, по его мнению, должно приложить все силы, чтобы заблокировать проект.

Напомним, что в январе 2010 г. российское государство приобрело за 70 млн офис Météo France, выставленный на продажу министерством финансов Франции. Россия обогнала Саудовскую Аравию и Канаду, которые тоже претендовали на этот участок площадью 4245 кв. м. Идея строительства православного храма обрела очертания на самом высшем уровне - между Николя Саркози и Дмитрием Медведевым. «Елисейский дворец одобряет замысел и очень заинтересован нашим проектом, – подчеркнул тогда посол Российской Федерации во Франции Александр Орлов в беседе с Journal Du Dimanche. – Во Францию для встречи с Саркози приехал патриарх. Президент дал согласие на строительство церкви в Париже. По чистой случайности или по закономерности французское правительство в скором времени выставило здание на продажу. А потом Россия сделала лучшее предложение».

Правительство Путина довольно было уже тем, что приобрело участок и передало его религиозным организациям, поскольку российская конституция запрещает правительству финансировать строительство церквей. Помимо «места для молитвы» (см. фото) проект «бюджетом 20-30 млн » предусматривал строительство духовной семинарии, которая должна выпускать православных священников, а также открытый для публики парк «с большим количеством деревьев» и многопрофильный культурный центр. Он должен заниматься «продвижением русской культуры» за рубежом посредством конференции, выставок, показов фильмов. В здании, построенном вместо нынешнего, которое стоит с 1948 г., запланированы зал для приема, учебные классы, библиотека, а также кафе и апартаменты.

«Российская община Франции постоянно растет. Сюда входят и потомки российских эмигрантов 1920-х годов, и многочисленные студенты – сейчас насчитывается несколько десятков тысяч россиян только лишь в Париже и пригородах», - привел свои доводы в пользу нового строительства Орлов. «Место с сильным символическим значением» просто необходимо, чтобы подчеркнуть важность, отметить возобновление влияния России на Европу. Правда, российские официальные лица предпочитают «влиянию» слово «присутствие». «Это символ крепкой дружбы между нашими двумя странами, народами», - считает российский посол во Франции. Последний «жест» в честь франко-российской дружбы был сделан в 1900 г.: был построен мост Александра III (pont Alexandre-III).

Между тем, французские спецслужбы продолжают беспокоиться из-за появления подобного ансамбля поблизости от Елисейского дворца. Их опасения пытаются всячески развенчать представители российской стороны. «Когда Путин прибыл на открытие выставки в Гран-Пале 11 июня вместе с Франсуа Фийоном, то сказал ему: «Если вы боитесь чего-то подобного, обещаю, что вам дадут список людей, которые будут здесь работать, все будет полностью прозрачно», - сообщил Александр Орлов. «Сегодня мы делимся секретами. Взять бы хотя бы сделку по вертолетоносцам «Мистраль» (флагман французского флота). Время изменилось. Уверяю вас, в центре Парижа шпионов не будет», - напомнил российский посол во Франции.

Совершенно неожиданно сообщение о демарше мэра Парижа совпало с раскрытием Wikileaks секретной информации из переписки крупнейшей разведывательно-аналитической компании США Stratfor о том, что Россия покупает позицию Франции по ряду стратегических вопросов. В частности, по сведениям достаточно высокопоставленного источника RU108 из круга «экспертов Путина», на вопрос, оказывал ли давление на президента Франции Николя Саркози концерн Total по лоббированию своих российских проектов, собеседник ответил: «Гудрич: Так что, Total так же оказывал давление на Сарко (Саркози)? RU108: У нас и с ними была отличная беседа. Яхты очень хороши для такого типа вещей» (1681491).

Для справки: заявку Россия подала практически сразу. И для придания особого блеска проекту, обратилась к таким известным архитекторам, как например Жан-Мишель Вильмотт (Jean-Michel Wilmotte). Однако на здание претендовала отнюдь не только Россия. Помимо частных компаний возможностью заинтересовались и другие государства-партнеры Франции: Канада и Саудовская Аравия, которая уже давно мечтает построить новое посольство в таком престижном месте. Саудовцы были настроены очень решительно. Как раз накануне решения тендерной комиссии Медведев в Копенгагене напрямую спросил, не мог ли бы его друг Николя как-нибудь сделать так, чтобы победителем оказалась Москва, а не Эр-Рияд?

По замыслу правящего российского тандема, церковь в центре Парижа, безусловно, оправдывала подобный прессинг: операция «Собор» была признана приоритетной. Она являлась частью уже давно разработанной глобальной стратегии - легитимизации режима Путина с помощью Церкви. Строительство русского собора в Париже (первого со времен Романовых) позволяло нынешней власти стать своего рода преемницей Великой Российской Империи. Обосноваться на набережной Бранли, значит заявить о восстановлении российского влияния во Франции да и вообще Западной Европе до уровня конца XIX в., эпохи Александра III и франко-российского союза… Короче говоря, этот собор должен был показать сомневающимся, что клан Путина достоин царского уважения:-)

Началась операция «Собор» еще за два года до секретных переговоров Медведева и Саркози в Копенгагене. И не слишком удачно. Летом 2007 г. Патриарх Алексий II решил отправиться в первую поездку на Запад. Своей целью он выбрал Францию. Он захотел встретиться с недавно избранным на пост президента Николя Саркози и лично обсудить с ним этот вопрос. Тем не менее, министерства внутренних и иностранных дел Франции тогда возразило против такой встречи: французские чиновники пристально следят за всеми действиями Московского Патриархата во Франции, от которой вовсе не в восторге.

На самом деле со времени прихода к власти Путина РПЦ пыталась при поддержке Кремля заполучить огромное культурное наследие: многочисленные православные храмы, которые были построены до 1917 г. царской аристократией, а после революции оказались в руках иммигрантов и их потомков. Такая политика преследовала сразу три четких цели: расширить собственность Церкви за границей, помешать новой эмиграции покинуть духовное лоно Москвы и взять под контроль старую. Сбежавшие в 1920-х годах из СССР россияне решили тогда больше не зависеть от Московского Патриархата, который волей судеб стал пособником безбожной власти. Они сделали выбор в пользу другого центра православия – Константинополя. Восемьдесят лет спустя большинство их потомков не захотело идти на попятный. Кроме того, по французскому законодательству, право изменять принадлежность к тому или иному Патриархату принадлежит лишь самим верующим. Для этого требуется большинство голосов в приходских советах. Столкнувшись с таким препятствием, РПЦ и Кремль сначала занялись поиском компромиссов, а затем попытались везде решить все силой.

В декабре 2004 г. в Биаррице они организовали «путч» против местного приходского совета. Для этого были привезены «верующие» (сексоты?) из соседней Испании, создавшие свой собственный совет, который сразу же проголосовал за присоединение к Москве. Тем не менее, другой, настоящий совет подал иск в суд и выиграл. Тогда в 2005 г. операция была продолжена офицерами Службы внешней разведки, перед которыми была поставлена цель юридическим путем вернуть Собор Святого Николая в Ницце (в 2010 г. Кремль смог окончательно его отсудить). Наконец, в Париже Московский Патриархат создал специальную организацию для борьбы за возвращение знаменитого Собора Александра Невского на улице Дарю. Местный приходской совет настроен, кстати говоря, резко против.

В виду всего этого в Министерстве иностранных дел Франции в конце 2007 г. сочли, что Алексий II не слишком желанный гость в Елисейском дворце. Однако ОВЦС во главе с митрополитом Кириллом (Гундяевым) решил переиграть французов и предложил патриарху обратиться к своему старому ватиканскому другу – почетному председателю Папского совета «Справедливость и мир» кардиналу Роже Эчегараю (Roger Etchegaray), выполнявшему секретные поручения Иоанна Павла II. Прелат с готовностью согласился помочь организовать встречу с Саркози, вынашивая, в свою очередь, идею первой встречи папы и российского патриарха. Где? На нейтральной территории, если возможно, в Париже. Выслушав просьбу от посланца папы, Николя Саркози решил, что он сможет сыграть историческую роль посредника между Римской Церковью и Московским Патриархатом. Несмотря на возражения дипломатов Саркози согласился принять Патриарха Алексия II 3 октября 2007 г. Святейший Патриарх был принят согласно протоколу, соответствующему протоколу приема главы правительства, чем было выражено особое уважение к Русской Православной Церкви и ее Предстоятелю.

Николя Саркози отметил, что придает большое значение диалогу между Православной и Католической Церквами и выразил надежду, что в результате этого диалога общее свидетельство христиан будет более значимым. Русский Патриарх и президент Франции обсудили еще ряд вопросов христианского единства и дипломатии, однако их дискуссия довольно быстро подошла к вопросам недвижимости. «В связи с новой волной эмиграции,- сообщил Патриарх Алексий,- те редкие православные французские церкви, что принадлежат Московскому Патриархату, просто не могут вместить всех прихожан. В первую очередь это касается крупнейшей из них, расположенной на улице Петеля в 15-м округе Парижа. И так как мы не можем вернуть себе собор на улице Дарю, нам нужно построить новый, свой собственный». Понял ли Саркози в тот момент всю символическую значимость этого проекта для клана Путина неизвестно, но именно тогда он дает Патриарху зеленый свет. Президент подчеркнул, что постановка Святейшим Патриархом Алексием вопроса о строительстве православного русского храма в Париже совершенно правомерна. Он заявил о готовности французского государства содействовать реализации этого проекта.

Увы, разменной монетой для операции по приобретению зарубежной недвижимости стали … православные святыни. Уже 6 марта 2008 г. Святейший Патриарх Алексий II принял у себя на аудиенции в Чистом директора Лувра Анри Луаретта и посла Франции в России Станисласа де Лабуле, которые представили концепцию выставки «Святая Русь». Уму непостижимо, но почивший Предстоятель даже преподал тогда благословение на беспрецедентный вывоз из России её святынь, в т.ч. подлинника Соборной грамоты восточных патриархов 1590 г. (см. фото) об утверждении патриаршества в России: http://expertmus.livejournal.com/52864.html Нужно заметить, что в той же католической Италии подобные манипуляции с шедеврами национального наследия в политических «играх» вызывают самые резкие протесты искусствоведов и всего культурного сообщества, достаточно вспомнить недавний категорический протест против использования произведений Джотто как «дойной коровы» и «ради пустой прихоти»: http://expertmus.livejournal.com/90457.html

Как отмечают итальянские эксперты, в последнее время четко обозначилось стремление католической Церкви к приданию культурным мероприятиям конфессиональной направленности. В качестве примера приводится грандиозная выставка «Сила и немощь. Святые заступники Европы», о которой уже шла речь в нашем музейном блоге: http://expertmus.livejournal.com/51678.html В этой связи целый ряд музейных специалистов в Италии выражает озабоченность наметившейся тенденцией «систематического использования Церковью художественного наследия, которое уходит из-под контроля государства»: http://expertmus.livejournal.com/88376.html А у нас в России даже вывоз за границу бесценной иконы прп. Андрея Рублева ради «экуменических целей» был обойден полным молчанием не только СМИ, но и большинства «занимающихся» древнерусским искусством, за исключением экспертов нашего Музея имени Андрея Рублева, которые в одиночку возвысили свой голос в защиту православных святынь: http://expertmus.livejournal.com/90824.html Точно такой же заговор молчания был вокруг шедевров из собрания нашего Музея, которые были тайно вывезены администрацией Геннадия Попова в частный музей в американском захолустье тотчас же ПОСЛЕ решения американского суда по иску хасидов о «библиотеке Шнеерсона», на основании которого над святынями нависла угроза ареста: http://expertmus.livejournal.com/68777.html


После достижения договоренности о постройке храма в Париже и таких «гешефтов» осталось лишь найти подходящее место. Этим занялось Управление делами президента РФ, влиятельнейшая госслужба, которая управляет имуществом российского государства и Церкви за границей. Как известно, в конце 1990-х Путин занимал пост заместителя ее руководителя. Нынешний управляющий делами Владимир Кожин – тоже бывший сотрудник КГБ и приближенный «национального лидера». Именно он и глава Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Кирилл, который в 2009 г. стал преемником Патриарха Алексия II, берут на себя дальнейшее развитие операции «Собор».

В 2008 г. Владимир Кожин узнает о планах французского государства продать здание Météo France на набережной Бранли, которое расположено в самом центре министерского квартала. Однако выяснилось, что Канада также заинтересована в этой земле и имеет все шансы ее получить. Оттава даже предлагала решить этот вопрос по прямой договоренности между двумя странами. К концу 2008 г. французские власти уже почти готовы были дать своё согласие. Тем не менее, Кожин не захотел упустить такой шанс и решил мобилизовать все ресурсы спецслужб во Франции.

Прежде всего, к операции был подключен посол России в Париже, небезызвестный Александр Орлов. В течение всего 2009 г. этот в совершенстве владеющий французским языком человек постоянно появлялся в канцелярии президента, премьер-министра и министерстве финансов. Кремль, убеждал он, расценит прямую передачу здания Météo France Канаде как недружественный жест. Эта почти неприкрытая угроза из уст российского посла приносит свои плоды, и от идеи сделки по прямой договоренности Франция в итоге отказывается. Назначается тендер. Однако кандидатура России отнюдь не находит широкой поддержки во властных структурах Франции. У многих она вызывает беспокойство, в первую очередь это касается Центрального управления внутренней разведки (ЦУВР). Дело в том, что неподалеку от Météo France расположено одно из самых секретных мест Республики - дворец Альма. Сегодня в этих бывших конюшнях Наполеона III располагается немало служб Елисейского дворца. Эти 5 000 кв. м отданы под штаб-квартиру Высшего совета магистратуры, президентскую почтовую службу, а самое главное – 16 служебных квартир, предназначенных для сотрудников аппарата главы государства. Именно здесь Франсуа Миттеран на долгие годы поселил Мазарин Пинжо (Mazarine Pingeot) и свою мать, а также своего скандально известного друга Франсуа де Гроссувра (François de Grossouvre). Именно здесь сейчас проживают дипломатический советник Николя Саркози Жан-Давид Левитт (Jean-David Levitte) и глава его личного штаба. Эти люди находятся в курсе важнейших секретов Республики, что обеспечивает им особый интерес со стороны иностранных и в том числе русских разведслужб.

Подобная обеспокоенность ЦУВР объясняется еще и тем, что с момента избрания Николя Саркози им было зафиксировано усиление активности агентов российской СВР. В его отчетах говорится также, что такого числа российских шпионов в Париже не было с 1985 г. Управление, таким образом, выступает против продажи расположенного в таком важном месте здания Церкви, «которая в прошлом была связана и сотрудничала с КГБ и возможно продолжает работать со спецслужбами и сейчас»! Министерство иностранных дел согласилось с выводами ЦУВР.

Столкнувшись с серьезными препятствиями в реализации операции «Собор», управделами президента Владимир Кожин обратился к крупной консалтинговой компании ESL & Network, имеющей свои связи во властных структурах. Там работает немало бывших высокопоставленных чиновников, а возглавляет ее Александр Медведовский, 50-летний выпускник Национальной школы администрации, бывший кандидат от социалистов на пост мэра Экс-ан-Прованса. Несмотря на свои левые взгляды, глава французского отделения ESL знает многих нужных людей в администрации Саркози. Руководителем его практики в Национальной школе администрации был нынешний директор кабинета президента Республики Кристиан Фремон (Christian Frémont), которому глава государства по счастливой случайности поручил заняться вопросом собора… Медведовский и Фремон не раз затрагивали эту проблему в своих разговорах.

При поддержке ESL & Network кампания по лоббированию сделки стала продвигаться более успешно. В сентябре 2009 г., когда Франция официально объявила о продаже участка, кандидатура России полностью перекрыла Канаду, которая вынуждена была полностью отказаться от своих планов. Однако неожиданно возник еще один серьезный конкурент - Саудовская Аравия, куда Николя Саркози отправился в длительную поездку в середине ноября 2009 г. Во время своих встреч с саудовским монархом французский лидер, возможно, достиг некоей договоренности: здание Météo France в обмен на строительство скоростной железнодорожной линии Мекка-Медина. По крайней мере, этого стали опасаться Медведовский и Кожин. Вероятно, именно поэтому Дмитрий Медведев и воспользовался саммитом в Копенгагене, чтобы договориться о заявке России с Николя Саркози.

18 декабря 2009 г. в датской столице у президента Франции были все причины, чтобы постараться угодить молодому члену российского тандема, который должен был в начале марта 2010 г. прибыть в Париж для открытия «перекрестного» года России и Франции. Саркози необходима была поддержка России во многих дипломатических, военных и коммерческих вопросах. Речь шла, в частности, о нашумевшей сделке по продаже кораблей "Мистраль" и участии GDF в проекте "Северный поток". О новых международных санкциях против Ирана, которые могла бы принять Москва. Наконец, о договоре по европейской безопасности, который он хотел бы подписать с Ангелой Меркель и Дмитрием Медведевым. Это было бы для Саркози большой дипломатической победой.

По данным независимых источников, Николя Саркози решил действовать без промедления. Из Копенгагена он позвонил министру бюджета Эрику Верту (Eric Woerth), который отвечал за продажу имущества государства. Факт звонка в Елисейском дворце не отрицают. Однако Елисейский дворец отказался от дальнейших комментариев… В любом случае несколько дней спустя министр бюджета принял у себя в кабинете управделами президента России Владимира Кожина, который уже многие месяцы был занят тем, что пытался отвоевать здание на набережной Бранли. Как бы то ни было, в 15 часов 28 января 2010 г., когда комиссия рассмотрела 5 заявок и ознакомилась с финансовыми предложениями претендентов, сумма, которую был готов заплатить Кремль (около 70 миллионов евро), оказалась самой значительной. «Она превысила наши оценки, которые держались в секрете»,- уточнил один из занимавшихся этим делом чиновников.

Тут же после победы Москвы в тендере Николя Саркози позвонил Дмитрию Медведеву, чтобы поздравить с выгодным приобретением. 8 февраля 2010 г. французские власти объявили о том, что Российская Федерация выиграла конкурс на покупку участка земли, расположенного в седьмом округе Парижа на берегу Сены, недалеко от Эйфелевой башни. Сразу же после объявления результатов тендера министерством финансов о победе сообщили по всем каналам российского телевидения и написали на первых полосах газет, представив ее как событие первостепенной важности. Два месяца спустя Дмитрий Медведев отправился с государственным визитом во Францию. Его принял мэр Парижа, который объявил, насколько важен лично для него новый собор. Бертран Деланоэ (Bertrand Delanoë) уверил Медведева, что его службы скоро внимательно изучат вопрос о выдаче разрешения на строительство. 2 марта 2010 г. в Париже, в Большом Наполеоновском зале Лувра, открылась та самая скандальная выставка «Sainte Russie - L’art en Russie des origins à Pierre le Grand» (Святая Русь. Русское искусство с древнейших времен до эпохи Петра I), куда были впервые за всю свою историю вывезены православные святыни: http://expertmus.livejournal.com/52864.html До этого Медведев побывал в Соборе Парижской Богоматери, чтобы увидеть Терновый венец Спасителя (см. фото). По его просьбе в то время, как он входил в католический собор, звучала та же музыка, что играла в ходе предыдущего визита в храм последнего русского Царя Николая II в 1896 г…

В марте 2010 г. управделами Кожин подписал документы по приобретению Россией земельного участка в Париже под строительство православного храма и ряда зданий культурно-духовного назначения. В министерстве бюджета Франции была оформлена купчая по купле-продаже указанного земельного участка. 1 октября 2010 г. жюри под председательством В.И. Кожина утвердило во Франции условия архитектурного конкурса и задание на проектирование строительства российского духовно-культурного православного центра в Париже. Конкурс организовала французская компания, специализирующаяся в области недвижимости, Nexity. «Церковь должна быть возведена в соответствии с православными канонами, ее высота не должна превышать 27 метров. Вместительность – 500-600 человек», - уточнил посол России во Франции Орлов.10 декабря 2010 г. были подведены итоги первого тура. По решению жюри, состоящего из 15 человек, были отобраны 10 финалистов из 109 проектов, присланных на конкурс, - из них 2 российско-французских проекта, 4 российских и 4 французских. Победитель был определен 6 марта 2011 г., но окончательные итоги конкурса были объявлены на заседании жюри, состоявшемся 17 марта 2011 г. в Париже.

Победителем конкурса на строительство русского православного центра в Париже стал проект Общества архитекторов и девелоперов Мануэля Яновского (Франция) и ООО «Арх груп». Предложенный ими проект (см. фото) предполагает создание современного архитектурного комплекса «с узнаваемым образом русского Православия». Доминантой центра является традиционный пятиглавый храм, интегрированный в легкий, воздушный стеклянный объем. «Сквозь прозрачные стены можно видеть боковой фасад дворца на соседнем участке. Стеклянный навес накрывает сад, окружающий храм. Лаконичный белый объем храма дополняется звонницей на главном углу участка и стеклянными куполами, в ночное время светящимися изнутри золотистым светом», — говорится в описании проекта. Звонница находится «в прозрачной воронке, образованной кровлей»?! Осенью 2011 г. должны были начаться подготовительные работы, поскольку метеослужба Météo France оставалась в здании до конца 2011 г., а в январе 2012 г. само строительство. По словам Кожина, деньги на реализацию проекта будут выделены из бюджета РФ, но свой вклад могут внести юридические и физические лица…

(По материалам статьи L'affaire de la cathédrale du Kremlin à Paris журналиста Винсена Жовера в журнале «Нувель Обсерватер»)


© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Comments

на тендере приличным был прожект архитектора Мих.Филиппова, на мой взгляд.



http://www.3rim.ru/news/maket-xrama-filippova
Протоиерей Владимир Ригин, настоятель строящегося храма Преподобного Андрея Рублева с центром православного искусства и архитектуры в Москве, назвал утвержденный Кожиным проект храма с голубыми стеклянными куполами «модернистской стекляшкой» - «ОЧЕНЬ ПОХОЖЕЙ НА МЕЧЕТЬ», а сам центр ему напомнил музей-мемориал в ленинских местах СССР.

Нужно заметить, что место предполагаемого строительства очень важно для Парижа с точки зрения туризма. Пешеходный маршрут от моста Александра III к Эйфелевой башне проходит по длинной набережной с малоинтересной застройкой начала XX века и не имеет туристически привлекательных объектов. Именно поэтому с другой стороны дворца Альма был построен музей Примитивного искусства на набережной Бранли. Это известное здание в стиле концептуального модернизма знаменитого архитектора Жана Нувеля. На саму набережную выходит стеклянная стена, за которой как в аквариуме находится здание, напоминающее скалистый остров в океане, покрытый экзотическими растениями лианами и папоротниками. С восточной стороны дворца парижские власти тоже хотели бы видеть интересное с туристической точки зрения здание, чтобы насытить важный пешеходный маршрут.

Девелоперская компания Nexcity разработала градостроительную концепцию комплекса, которую, якобы, хочет видеть Париж. Эта концепция, выполненная маленькой архитектурной мастерской, и стала основой для конкурсного задания. Париж, по их мнению, и это четко записано в техническом задании, хочет, чтобы на саму набережную Бранли собор не выходил. А коротенький отрезок на набережной был бы застроен агрессивно-модернистским зданием, по возможности стеклянным, напоминающим стену музея Примитивного искусства, потому, что ЯКОБЫ МЭРИЯ ПАРИЖА и Министерство культуры Франции, а с ними и все парижане придерживаются нетрадиционных взглядов на все аспекты жизни и хотят видеть в новых зданиях на набережной Сены современность, взгляд в будущее и т.п. По их мнению, здесь наиболее уместно максимальное использование стекла, максимальная легкость, в общем, эстетический идеал приблизительно 1957 г. Участники конкурса пошли дальше. Как видно из 10 отобранных жюри работ, в большинстве из них почти нет традиционных форм православных храмов.

(Anonymous)

МОСКВА, 12 апр - РИА Новости. Высказывание мэра Парижа о российском духовно-культурном православном центре на набережной Сены является его личным мнением и не имеет юридической силы в отношении проекта, заявил в интервью РИА Новости управляющий делами президента России Владимир Кожин.

Мэр Парижа Бертран Деланоэ выступил против проекта строительства российского духовно-культурного православного центра в Париже на участке, признанном ЮНЕСКО мировым наследием. Деланоэ уверен, что храм, увенчанный пятью золотыми куполами и соединенный с культурным центром стеклянным "балдахином", нарушит гармонию исторического района Парижа. По его мнению, любое строительство на берегах Сены, находящихся под защитой ЮНЕСКО, невозможно без одобрения международных экспертов.

Россия выиграла конкурс на приобретение участка весной 2010 года. Российский проект был выбран из десятков других именно международным жюри.

"Когда-то Россия подарила Парижу Мост Александра Третьего, и сегодня это самый красивый мост французской столицы. И мы надеемся, что этот комплекс станет примерно такой же доминантой", - подчеркнул управляющий делами президента России.

Он отметил, что заявление Деланоэ получило в России "бОльшую огласку, чем в Париже". "Как ни странно, в Париже практически никто даже не заметил, не обратил внимания на его высказывания, потому что это его заявление как гражданина, его личное мнение. Он не принимает решения по этому проекту. Мы работаем с префектурой, и именно там происходят все процедуры согласования", - прокомментировал Кожин.

Глава управделами рассказал, что проект идет полным ходом. "Безусловно, есть проблемы, и их много - потому что это уникальный, сложный проект, мы никогда такого не делали в современной России - но все они технические, рутинные вопросы, и мы их все решаем", - отметил Кожин.
я когда увидела этот проект подумала что это чья-то шутка. Храм таким может быть где-нибудь в Лас Вегасе и не православный. Зачем действительно уродовать Париж

(Anonymous)

Ужас!!! Не думаю, что действительно русские Парижане будут ходить в этот, с позволения сказать. храм. А то что это место станет очередной базой ФСБ-СВР и кормушкой для КГБэшной РПЦ - это точно. И еще, одно - еще раз видят все, как церковь в России отделена от государства. "По словам Кожина - путинского управдома, деньги на реализацию проекта будут выделены из бюджета РФ". Если проект пройдет в этом виде - позор Саркази и мэру!
Александр.
bogolepoff@yahoo.com
Жесть, это правительство купило в Париже кусок земли, чтобы построить храм за наши деньги? Пусть бы рпц само этим занималось, они уже не знают, куда еще деньги засунуть.

(Anonymous)

29 ноября 2012 г. г. префект Парижа и департамента Иль-де-Франс Даниэль Канепа должен подписать проект или отказать в разрешении на строительство грандиозного "духовно-просветительского центра" РПЦ МП на набережной Арли, недалеко от Эйфелевой башни в центре Парижа, сообщается в публикации "Le Journal du Dimanche" от 11 ноября.
Как известно, в 2010 г. РФ выиграла тендер на застройку участка в центре французской столицы, высвобождающегося в результате переезда государственной метеослужбы, занимавшей этот участок, на окраину города. Среди побежденных РФ претендентов была Саудовская Аравия, которая нуждается в площадке для строительства своего посольства во Франции.
Вскоре после тендера стало известно, что управление делами президента РФ намерено развернуть на участке строительство грандиозного комплекса РПЦ МП с искусственным парком и озером, увенчанного золотыми куполами, что совершенно не вписывается в сложившийся архитектурный стиль центра Парижа.
В публикации отмечается, что на 27 ноября намечен визит премьер-министра РФ Дмитрия Медведева к своему французскому коллеге, во время которого обязательно возникнет вопрос о "духовно-просветительском центре". В связи с этим в начале ноября у главы Елисейского кабинета Сильви Юбак прошло секретное совещание, результатов которого пока не оглашают.
Широко известно, отмечает французский журнал, что позиция мэрии Парижа по вопросу об этом строительстве резко отрицательная. Елисейский дворец пока колеблется, поскольку он находится перед сложным выбором: либо дезавуировать заявление социалистской мэрии, либо получить дипломатические осложнения с РФ.