?

Log in

No account? Create an account
собор

Святыни под спудом пирамиды в Лувре, а нам – Пикассо


На 3-й седмице Великого поста приходится прервать благое молчание из-за экстраординарных событий, связанных с беспрецедентным вывозом сонма русских святынь во Францию. 2 марта 2010 г. в Париже, в Большом Наполеоновском зале Лувра, открылась выставка «Sainte Russie - L’art en Russie des origins à Pierre le Grand» (Святая Русь. Русское искусство с древнейших времен до эпохи Петра I), которая претендует стать одним из ключевых событий «Года России» во Франции (см. видео).



На парижской выставке представлены 438 бесценных раритетов из коллекций 17 российских музеев, четырех библиотек и одного архива (см. список участников ниже).

По собственному признанию замдиректора ГИМа Тамары Игумновой, «выставка по своему составу беспрецедентная, ведь среди более 400 памятников древнерусского искусства представлены экспонаты, которые просто боялись вывозить за пределы России: золотой оклад от Троицы Андрея Рублева, золотые врата города Суздаля, надгробный иконостас царевны Софьи из Новодевичьего монастыря, жалованная грамота великого князя Ивана III 1497 г., грамота Вселенского собора на утверждение патриаршества на Руси 1590 г., уникальные рукописи, например, том Лицевого летописного свода времен Ивана Грозного, которых сохранилось всего 10, иконы 14-17 веков, в том числе кисти Феофана, Андрея Рублева, икона святые великомученики Борис и Глеб 14 в. При этом французские специалисты могли выбирать памятники для выставки и обращали внимание на памятники самого высокого ряда. Многие наши музеи, в том числе Исторический, пошли на то, чтобы изъять некоторые памятники из постоянной экспозиции».

Ни дата отправки шедевров, ни способ их доставки в Лувр не разглашались, будто бы «из соображений безопасности». Тем не менее, согласно поступившим сведениям, Владимиро-Суздальский музей-заповедник (ВСМЗ), например, отправил во Францию 10 редчайших древнерусских памятников мирового значения XII-XV вв. из своей коллекции в специальном фургоне с системой климат-контроля. Впервые за пределы России были вывезены уникальные западные «Златые врата» XII в. из Богородице-Рождественского собора Суздаля высотой более 3,7 метра со створками шириной в 1,2 м и 1,3 м весом более 300 кг каждая, «Максимовская» икона Богоматери (XIII в.), «Владимирская» письма прп. Андрея Рублева (начало XV в.), «Покров Богоматери» (XV в.) и уникальные элементы архитектурного декора белокаменных храмов: Рождественского и Успенского соборов Владимира, церкви Покрова на Нерли, Рождественского собора в Боголюбове. Как заявила директор ВСМЗ Алиса Аксенова, «придется доставить в Париж два блока Успенского собора – с львиными мордами, ну и, конечно, икону Божией Матери кисти Рублева».

Разрешение на вывоз святынь предоставило Министерство культуры РФ, а Франция, в свою очередь, должна была предоставить российской стороне гарантии иммунитета шедевров. Не только музейщики хорошо наслышаны о злоключениях экспонатов Третьяковки и ГМИИ на выставках в Италии и в Швейцарии из-за недоработки правовых вопросов (одни только иски пресловутой фирмы «Нога» чего стоят!). Что касается нашего Музея имени Андрея Рублева, то кадровые сотрудники да и друзья сайта знают, чего стоило добиться возврата выставки «Аз есмь свет миру (Пять веков русской живописи)» с подлинными иконами 16-18 веков и фресками, застрахованными на 8479 тыс. долларов США, но выданными администрацией Г.В. Попова для показа в Германии, Австрии, Швейцарии, Норвегии … без какого-либо материального возмещения!

Вот и сейчас в приказе министра культуры Александра Авдеева № 912 от 30.12.2009 почему-то упомянуты лишь распоряжение Президента Российской Федерации от 21.01.2009 № 34-рп «О проведении Года Российской Федерации во Французской Республике и Года Французской Республики в Российской Федерации», а также  совместное российско-французское заявление о Годе России во Франции и Франции в России в 2010 г., подписанное 27.12.2009 в Рамбуйе (Франция) Председателем Правительства Российской Федерации В.В. Путиным и Премьер-министром Французской Республики Ф. Фийоном. А где же правовые гарантии?

Как стало известно, общая страховая стоимость выставки «Святая Русь. Русское искусство с древнейших времен до эпохи Петра I» в целом достигает почти 1 миллиард евро, причем только 47 новгородских реликвий XI-XVI вв. застрахованы на несколько миллионов евро. Своего рода «залогом» за русские святыни в Париже стали 200 работ Пикассо, которые представлены на выставке «Пикассо. Москва» в ГМИИ, в официальном открытии которой 25 февраля приняла участие супруга Президента России Светлана Медведева (см. видео).

Правда, в отличие от российских музейщиков экспонаты из Национального музея Пикассо в Париже никто не изымал из основной экспозиции (по мировым музейным меркам, это сущий моветон!), поскольку парижский музей уже давно закрыт на реконструкцию. Стоит напомнить, что предыдущая выставка русских древностей в Париже в далеком 1974 г. сопровождалась одновременным показом в России шедевра из шедевров - знаменитой леонардовской Джоконды, которую скрепя сердце выдал «Советам» Пьер Коньям, тогдашний директор Лувра. Как водится, сейчас никто в российской «вертикали власти» и не подумал соблюсти хоть какой-то паритет, а вот французы оказались, как всегда, более памятливы и на выставку «Sainte Russie» запросили из Вологодского музея-заповедника понравившийся им силуэтный горельеф «Чудо Георгия о змие» второй половины XVI в. (из собрания вологодского епархиального Древлехранилища!), который уже экспонировался у них на выставке 1974 г. Более того, на этот раз Лувру удалось заполучить из того же музея и чудотворную икону «Преподобный Димитрий Прилуцкий, с житием» письма «великого Дионисия» (конец XV в.), никогда не покидавшую Россию (см. илл. ниже).

Не позаботились участники с российской стороны и о должном выставочном помещении для впервые выданных из отечественных хранилищ экспонатов, соответствующем их высочайшему статусу святынь Православия. Новый выставочный зал, где проходит выставка «Sainte Russie», расположен близ главного входа в Лувр прямо под стеклянным колпаком пирамиды, под спудом которой в буквальном смысле и оказались наши святыни (см. илл.).



Как же так получилось, что в самый разгар противоборства в России сторонников и противников передачи Церкви реквизированных богоборцами ценностей на заграничные «гастроли» были отправлены не просто уникальные иконы, но самые что ни на есть святыни?!

В нашем сообщении «Сила и немощь: Власть и Святыни» уже был поставлен вопрос, была ли проинформирована организаторами выставки в Лувре Русская Православная Церковь как единственный законный правопреемник Православной Российской Церкви, у которой эти святыни были отторгнуты вскоре после 1917 г.: http://expertmus.livejournal.com/51678.htmlКак удалось выяснить, предусмотрительные французы, приступив к отбору экспонатов еще в 2005 г., соблюли все необходимые формальности. Два года назад, 6 марта 2008 г., на аудиенции у Святейшего нынешний директор Лувра Анри Луаретт и посол Франции в России Станислас де Лабуле представили концепцию выставки «Святая Русь», которую Патриарх Алексий II … одобрил. Только одно непонятно, как почивший Предстоятель мог преподать благословение на вывоз из России подлинника (см. илл. ниже) Соборной грамоты восточных патриархов об утверждении патриаршества 1590 г.?! Любой из россиян знает, что такое лишиться оригинала регистрационных документов на свое имя, а тут – вся Русская Церковь! Или этого «экспоната» не было указано в концепции? Бедный Патриарх, мог ли он знать, идя навстречу пожеланиям французов, что не пройдет и полгода, как у себя на Родине он и в его лице вся наша Церковь в ответ на просьбу о временной выдаче из ГТГ чудотворной иконы «Живоначальная Троица» письма прп. Андрея Рублева на праздничные богослужения в Троице-Сергиевой Лавре в год 400-летия ее героической обороны от польско-литовских интервентов получит чудовищный скандеж кучки интриганов, посмевших оскорбить самого Патриарха, назвав его «высокопоставленным чиновником», как это проделал их «рупор» Левон Нерсеян («Речь... идет о бессмысленном капризе того, кто мнит себя поборником благочестия и восстановителем "исторической справедливости". И имеет неограниченные возможности для удовлетворения своих капризов»).

Сплотившись под лозунгом «Бей попов! Спасай засилье!», все эти поповы, лифшицы, вздорновы пустились во вся тяжкая, обвиняя монахов Троицкой Лавры в организации чудес от своей главной святыни, а именно, от св. мощей прп. Сергия Радонежского, и разоблачая рублевскую «Троицу» «как нечто чудотворное»: http://expertmus.livejournal.com/28442.html. Поскольку их «местечковость» видна невооруженным глазом, то они пытаются мимикрировать, организуя через либеральные СМИ «письма запорожцев турецкому султану», то бишь «деятелей науки и искусства» или «150 музейных работников» на имя Президента и Патриарха. Прежде всего, в данных посланиях поражает явное неуважение к столь высоким адресатам, которых просто пытаются дезинформировать. Например, избитый тезис о гибели рублевских фресок во владимирском Успенском соборе якобы в результате церковной «эксплуатации здания» есть не что иное, как сокрытие давно известной всем специалистам халатности самих реставраторов, использовавших для закрепления фресок новый синтетический клей, который (БЕЗ ИСПЫТАНИЙ!) был применен сразу почти по всему своду, о чем шла речь в нашем сообщении «Кто виноват в гибели фресок прп. Андрея Рублева»: http://community.livejournal.com/rublev_museum/3287.html. То, что росписи прп. Андрея Рублева во Владимире пострадали от методически несостоятельных реставраций, было выяснено лишь благодаря независимой экспертизе, а сами исполнители даже не подозревали о том, что натворили, пребывая в полном удовлетворении достигнутым. Точно также обстоит дело и с нашумевшей историей будто бы о гибели «Боголюбской», где истинной причиной стали все те же реставрационные ошибки и некондиционное оборудование, а вовсе не «использование в богослужебных целях». Не знать этого «досье» на проблемные памятники те «сообщники», кто сейчас ополчился на Церковь, не могут, в силу чего все их сотрясения воздуха представляют из себя жалкие попытки переложить вину с больной головы на здоровую и манипуляции общественным мнением.   

В то же время сам ход борьбы против возвращения святынь Церкви с помощью организации кампаний по сбору подписей под т.н. «открытыми письмами» обнаруживает достаточную замшелость инициаторов, живущих в демократической России, а помнящих времена «разоблачительных писем» в газету «Правда»:-) Так что правы те представителя Церкви, кто ратует за широкую общественную дискуссию на столь животрепещущую тему, ведь только так можно будет пресечь все попытки «решить вопрос» кулуарными методами. Не случайно уже не раз в нашем музейном блоге звучало предложение о создании Патриаршего Церковно-археологического Музея «Ризница Русской Православной Церкви» и учреждении синодального Церковно-археологического отдела, что для самой Церкви стало едва ли не самой насущной задачей: http://expertmus.livejournal.com/49622.html.

Что касается выставки в Лувре (см. видео), то сам факт ее подготовки и проведения сразу вывел на чистую воду доморощенных «борцов от лукаваго», вскрыв беспочвенность и несостоятельность всех их «аргументов». Так, в раздутом скандале вокруг Торопецкой иконы эти «эксперты» пытались всех уверить, что такие «самые старые иконы» даже трогать с места нельзя. Тогда в ходе дискуссии на нашем сайте всплыла давнишная история вокруг выставки в американском частном музее Соломона Гугенхайма на Манхеттене, куда директор ЦМиАР Г.В. Попов «предложил включить никогда ранее не вывозившиеся из страны бесценные иконы второй половины XIV в., ряд икон XV в.». Узнав впервые о сем неприглядном факте, некоторые юзеры поспешили к противной «стороне» с расспросами, на которые тот же Нерсесян (_corso_) не моргнув глазом изрек, что, дескать, это были «всего лишь» предложения:-)

Оказалось не то «XIV» - в Париж можно вывезти аж «XIII» век, ЕДИНСТВЕННЫЕ на всем белом свете СВЯТЫНИ, и ни дальность маршрута, ни возможные риски вовсе и не являются теми негативными факторами, под предлогом которых чинятся всевозможные препятствия при передачи музейных ценностей Церкви в России. Как промелькнуло где-то в СМИ, что «Париж стоит мессы». Между прочим, даже директор Лувра Анри Луаретт не исключал вероятности всяких рисков при переезде русских раритетов и как в воду глядел: накануне открытия выставки в Париже над Францией пролетел такой ураган, что унесло несколько человеческих жизней…

Еще одним часто звучащим «профессиональным» аргументом «борцов от лукаваго» является пресловутая смена климата при «перемене мест», которая якобы мешает передавать иконы из музейных депозитариев Церкви. Увы, подчас декларируемые «обязательные условия музейного экспонирования» в действующих храмах смахивают на откровенный шантаж, ведь не всегда отыщется благотворитель, который пожертвует для Церкви такую дорогостоящую капсулу-валлиокассету, как для чудотворной Торопецкой иконы. Но, самое главное, многие реставраторы считают само заключение иконы в подобные капсулы губительным для памятников древнерусской живописи! Кстати, на выставке в Париже никаких особых витрин-капсул для русских раритетов не наблюдается, и смена «стабильного режима» хранения, выходит, ни при чем.

Ну, и, наконец, сохранность самих икон, оказывается, не такое уж непреодолимое препятствие, если речь заходит о Лувре:-) Взять ту же «Максимовскую» икону Богоматери (XIII в.), которую впервые отправил за границу Владимиро-Суздальский музей-заповедник (см. илл. ниже). Еще В.Н. Лазарев в своё время отмечал, что «Богоматерь Максимовская» находится «в очень плохом состоянии сохранности», к тому же «грубо реставрированная». «Грубо» - это еще мягко сказано, на самом деле, по мнению большинства экспертов, в результате сомнительной музейной реставрации чудотворная «Максимовская» икона Богоматери БЕЗВОЗВРАТНО утратила свою культурно-историческую аутентичность! То, что она приглянулась музейщикам из Лувра, говорит только об уровне их компетентности.

Впрочем, если судить по разухабистым афишам ко всему этому культурному мероприятию (см. илл.), современные французы воспринимают русскую культуру … на уровне матрешек и не более того:-( Разумеется, в культурную программу Лувра вошла и непременная ретроспекция фильмов Тарковского, ну куда уж тут денешься без его «Страстей по Андрею Рублеву». Предусмотрен также в рамках выставки «Sainte Russie» и научный коллоквиум на тему «L’invention de la Sainte Russie» (Идея Святой Руси), который пройдет 26-27 марта под эгидой Лувра и ряда парижских институтов (CNRS-Centre André Chastel, l’Ecole des hautes études en sciences sociales et l’Ecole nationale supèrieure des Beaux-Arts). Правда, представители нашей Церкви уже провели свой симпозиум «Духовное наследие Святой Руси», который прошел 1 марта в Коллегиуме Бернардинцев.

Вся эта затея с вывозом русских святынь на выставку во Францию, увы, не вызвала сколь-нибудь заметного протеста ни со стороны православной общественности, ни у известных в патриотических кругах экспертов, и уж тем более не в стане «борцов» против передачи икон Церкви. Знать, прошли те времена, когда музейные специалисты мужественно возвышали свой голос в защиту наследия Святой Руси, когда ему грозила реальная опасность. Вспоминается Николай Петрович Сычев (1883-1964), выдающийся искусствовед, историк византийского и древнерусского искусства, ученик Д.В. Айналова, - он был единственным, кто изъял большую группу памятников (главным образом, ленинградских музеев) из состава зарубежной выставки русских икон 1929-1932 гг. в Лондоне и Чикаго, куда попала даже «Владимирская» письма прп. Андрея Рублева (см. илл. ниже). Протест Сычева против вывоза святынь за границу по тем временам был сродни подвигу и закончился для него арестом в 1933 г. по доносу археолога М.К. Каргера (ОР ГРМ. Ф. 163. Д. 61. Л. 2). Сычеву было предъявлено обвинение в принадлежности к к.-р. «Российской национальной партии» (мифических «Русских фашистов»), ячейку которой он якобы возглавлял в Русском музее, и будто бы он даже завербовал П.Д. Барановского (Следственное дело «Российской национальной партии» 1933-1934 г.. ЦА ФСБ РФ. Р-28879. Т. 10. Л. 28). Сходные доносы, по которым пострадали о. Павел Флоренский и граф Юрий Александрович Олсуфьев, привели к тому, что они были расстреляны по таким же сфабрикованным делам «Контрреволюционной националистической фашистской организации ”Партия возрождения России”»…

Ту пропасть, которая пролегла между тем поколением русских подвижников и нынешними «борцами» от культуры, наглядно демонстрирует даже луврская выставка русских святынь, где впервые собраны почти все уцелевшие до наших дней свидетели былой красоты Святой Руси. Но почему-то министр культуры Александр Авдеев даже и не помышляет о том, чтобы познакомить сограждан своей страны с такой феноменальной экспозицией… Ну что же, попытаемся на страницах нашего музейного сайта хоть отчасти компенсировать столь досадное упущение.

Максимовская икона Богоматери.
Ок. 1299.
165 × 66.3.
ВСМЗ. Инв. В-2816.
Надпись на иконе: «Сей чудотворный и святой образ Пресвятой Богородицы написан бысть в лето 6807 (1299), по видению Максима, митрополита Владимирского и всея России чудотворца, гречанина родом, егда ему пришедшу от Киева во Владимир и от путного шествия в келии своей мало уснув, абие видит, аки на яве, свет велик и необычен, и в том свете явися ему Пречистая Дева Богородица, держащи на руку Предвечного Младенца, и глагола: рабе Мой, Максим! Добре пришел еси семо посетите град Мой. И подаде ему омофор, глаголя: приими омофор сей и паси во граде Моем словесныя овцы. Он же прием возбудися от сна своего, и в келии никого не виде, а омофор обретеся в руце его. Он же страхом объят бысть на мног час; абие поведа великому князю Андрею, и построиша ковчег злат, и положиша в него омофор той, и прославися сие чудо по всей земле Русской и в Палестине, и повеле написати сей образ тем подобием, якоже виде Максим святый, а омофор святый во время безбожнаго царевича Талыча, егда плени град и разори, где скончался, неведомо».
Во время нашествия на Владимир татарского царевича Талыча (в 1412 г.) омофор митрополита Максима был сокрыт в безопасное, тайное место ключарем собора Патрикием. Когда татары завладели городом, они ворвались в Успенский собор и потребовали от ключаря указать тайник, где хранится ризница собора. Патрикий отказал им в этом и был предан ужасным мучениям (известный сюжет в фильме «Андрей Рублев» с Никулиным: http://www.youtube.com/user/expertmus#p/u/43/a1XV0khZjVQ). См. подробнее статью Олега Германовича Ульянова: Летопись древнего собора: неизвестные страницы / Историческая справка о приделе святого великомученика и целителя Пантелеимона в Успенском соборе города Владимира // Церковная археология. 1995. Вып. 2. С. 28-29.
В кафедральном Успенском соборе «образ Прсвтые Бцы Одигитрия, в подножии моление Максима митрополита» помещался по правую сторону царских дверей среди местных икон, судя по описи 1693 г. (РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 53. Л. 3). В описи 1695 г. чудотворная «Максимовская» икона Богоматери названа несколько иначе: «моление Максима митрополита» (РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 53. Л. 46). В 1708 г. по правую сторону царских дверей указан «на гробе Максима митрополита Греченина образ Пресвятые Богородицы в молении Максима митрополита» (РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 2764. Л. 10 об.).

База колонки аркатурно-колончатого фриза.
Владимир.
Конец XII- начало XIII вв.
24 х 19 х 9,5.
Фрагмент происходит из Успенского собора во Владимире, где украшал стены галереи, устроенные при Всеволоде Большое гнездо.
ГИМ. Инв. 25283. Оп. 2364.


Владимирская икона Богоматери.
Андрей Рублев?
Ок. 1408.

101 х 69.
ВСМЗ. Инв. В-2971.

Преподобный Димитрий Прилуцкий, с житием.
Дионисий.
Ок. 1485 г.
139,5 х 111.
Икона происходит из местного ряда иконостаса Спасского собора Димитриева Прилуцкого монастыря, откуда была изъята и поступила в Вологодский музей по акту от 26.08.1924 г.
ВМЗ. Инв. № 1593.
Образ почитался чудотворным и был увезён в 1487 г. при Иване III в Москву для помощи русским войскам в походе на Казань. При возвращении иконы святого Димитрия Прилуцкого в Вологду 3 июня 1503 г. епископом Никоном была устроена торжественная встреча, позже установлен соответствующий этому знаменательному событию местный праздник.

Соборная грамота восточных патриархов об утверждении патриаршества в России.
1590 г.
РГАДА. Ф. 52.



© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Comments

Хоть плач.
Что же делать-то с этим бесовством!?! Полная беспомощность, даже сердце разболелось...

Токмо постом и молитвой

Сей род изгоняется токмо постом и молитвой! Так что усугубим моления, а всех отцов просим добавить особое прошение о сохранении святынь, в чуждых пределах пребывающих.

Re: Токмо постом и молитвой

Вот это правильно.

Re: Токмо постом и молитвой

+

Re: Токмо постом и молитвой

Photobucket
Обидно. Буду в Париже в конце марта, увижу все своими глазами.

Ответ Пресс-службы Патриарха

Руководитель пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси иерей Владимир Вигилянский в ответ на недавнее письмо Патриарху группы «деятелей науки и культуры» сообщил, что «история с просьбой Патриарха Алексия передать "Троицу" преп. Андрея Рублева на три дня в Троице-Сергиеву лавру при гарантии со стороны Церкви соблюдения всех требований музея (охраны и изготовления ковчега, в котором бы поддерживались нормы температуры и влажности), застопорилась из-за предостережений музейных работников об опасности перевозки экспоната. Однако никто из представителей ученого совета Третьяковки не возражал, когда недавно в Лувр (Париж) были перевезены 438 экспонатов из 17 музеев, в том числе и из Третьяковки. Среди них – Толгская икона Божией Матери XIII века, несколько икон XIV века и даже стена с фресками. Оказывается, все-таки есть техническая возможность перевозки иконы не только в пределах 100 км, но и за 3 000 км...». По поводу возражений музейных администраторов, что де «до революции всё церковное имущество принадлежало государству» о. Владимир Вигилянский подчеркнул, что «Православие до 1917 года было государственной религией и Церковь не была отделена от государства, однако достаточно посмотреть Свод законов Российской Империи, чтобы убедиться, что церковные приходы, монастыри, "архиерейские дома" (епархиальные управления) имели юридическое лицо и владели своим имуществом на правах частной собственности».
Остаётся, посыпав голову пеплом, всё-таки смиренно поинтересоваться, как церковь до изъятия всех этих ценностей хранила эти произведения искусства. Вот так, для интереса.
Какие-то раритеты переносились в епархиальные Древлехранилища, как силуэтный горельеф «Чудо Георгия о змие» из Вологды, о котором идет речь в данном сообщении, а такие святыни, как чудотворная икона "Живоначальная Троица" письма прп. Андрея Рублева, пребывали на поклонении в храмах. Кстати, вопреки растиражированным кликушествам, рублевская "Троица" перед "изъятием" была в прекрасной сохранности: http://expertmus.livejournal.com/28786.html
Таких случаев были единицы. А вот всякие несознательные письма императору писали о том, как церковь историю сохраняет.
О системе охраны церковных памятников до 1917 г. см. здесь: http://expertmus.livejournal.com/49622.html
Что лишний раз подчёркивает, что всё церковное на самом деле приналежало государству ещё до революции. Так что РПЦ требует не своё.
Вы здесь явно утрируете, забывая о том, что практически ВСЁ церковное имущество по своему юридическому статусу являлось "до революции" пожертвованием, вкладом на помин души, дарением, как и в наши дни. Ваши дары тоже должны принадлежать государству?
Все претензии к законодательству романовской России. Именно Петр I сделал церковь обычной государственной чиновничьей лавочкой.
Вы забываете об особых полномочиях Св. Синода, которые были закреплены целым рядом Императорских Указов. См. выше по ссылке!
Какая радость! Надеюсь, что права СВ. Синода, возглавляемого обычным чиновником, были больше, чем у патриарха? А после введения синодальной системы церковь наша получила всю необходимую свободу.
Вы пытаетесь оттачивать красноречие или разобраться?
До 1917 г. Православие было государственной религией и Церковь не была отделена от государства, но в Своде законов Российской Империи четко указано, что церковные приходы, монастыри, «архиерейские дома» (епархиальные управления) имели юридическое лицо и владели своим имуществом на правах частной собственности.
Когда в 1908 г. председатель Императорского Московского археологического общества графиня П.С. Уварова предложила объявить все предметы церковной старины государственной собственностью, министр юстиции и обер-прокурор Синода отвергли эту меру, сводящуюся, в сущности, к отобранию у Церкви издревле и на законном основании приобретенного ею имущества... объявление государственной собственностью предметов и церковных древностей, принадлежащих монастырям, соборам и церквам явилось бы нарушением коренного начала действующего законодательства, строго охраняющего неприкосновенность частной собственности (Михайлов Борис, прот. Кому принадлежат церковные древности? Журнал "Приход". №№ 5,6. 2004).
Реформы императоров Петра I и Екатерины II, связанные с церковным управлением и ограничением владения Церковью земельной собственностью, никак не затронули права владения Церковью своим имуществом. В отличие от западного опыта в России до безбожной революции ни у кого не было сомнений в том, что Церковь не будет использовать храмы, часовни, колокола, иконы, ризы, церковное шитье, богослужебные сосуды, книги и т.п. в качестве имущества, которое можно продавать, обменивать, закладывать.
Убедительно

Митрополит Иларион о задачах Патриаршего совета по ку

Патриарший совет по культуре, созданный решением Священного Синода на минувшей неделе, призван помочь Церкви и музейным работникам вместе решить проблему возвращения церковных ценностей. Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, в своем интервью РИА "Новости" 9.03.2010 г. подробно осветил цели и задачи создания Патриаршего совета по культуре:
«Сегодня некоторые задают вопрос: сможет ли Церковь сохранить те культурные ценности, те древние иконы и предметы церковной утвари, которые хранятся в музеях?
Отвечу вопросом: а почему не сможет? Разве не Церковь создала эти ценности? Разве не она на протяжении веков была их бережной хранительницей? Разве не для нее они создавались, а для музеев и хранилищ? Храм должен быть храмом, а не музеем. Место иконе ― не в музее, а в действующем храме. Место евхаристической чаше или дискосу ― на престоле, а не на стенде под стеклом.
Это не значит, что древние храмы, представляющие собой архитектурные памятники, не могут одновременно выполнять функции музеев, и что иконы, находясь в храме-музее, не могут пребывать под охраной. Владимирская икона Божией Матери размещена в храме святителя Николая в Толмачах, но при этом сам Никольский храм является частью музейного комплекса Третьяковской галереи, и икона находится под круглосуточным наблюдением специалистов. Так что положительные примеры взаимодействия между Церковью и музейными работниками есть. Но таких примеров должно быть гораздо больше.
Важно, чтобы Церковь и музейные работники вместе решали проблему сохранения церковных ценностей. Обмен открытыми письмами и взаимными обвинениями вряд ли способствует эффективному решению этой проблемы. Более конструктивный подход выразился бы в прямом диалоге между Церковью и музейными работниками. Такой диалог может осуществляться в рамках Патриаршего совета по культуре.
Мне представляется, что в рамках Патриаршего совета по культуре будет существовать несколько самостоятельных направлений и будет обсуждаться достаточно широкий круг тем. В частности, тема реставрации памятников церковной архитектуры, а также икон и произведений прикладного искусства, по-видимому, займет существенное место в повестке дня новосозданного совета. Вполне логично, что совет будет возглавляться Патриархом, поскольку любой иной уровень сегодня не соответствовал бы масштабу задач, стоящих перед Церковью в ее диалоге с миром культуры».
Хорошо,что Вы об этом написали.Теперь в дискуссиях будет железный аргумент.

В прошлом году в Лондоне была выставка иссскуства Византии,так там она потрясла многих,думаю и к Православию некоторые пришли после того что увидели и о чем не догадывались.
Так может быть и с парижской выставкой.

Аргументы - в действии!

Многие деятели культуры поддерживают передачу Церкви того, что ей изначально принадлежало. Глава Союза кинематографистов России Никита Михалков обратился к президенту Дмитрию Медведеву с открытым письмом. Кинорежиссер напомнил о таком понятии, как воля художника. Он задается вопросом: «Андрей Рублев смог бы так написать Троицу, да и вообще начал бы ее писать, если бы знал, что она, прожив столько столетий, будет находиться в светском здании?». Михалков: «Те музейщики, которые понимают истинное назначение церковных святынь, сами же помогут Церкви в создании условий для их хранения и безопасности».

Именно такого подхода к проблеме и ждут от общественности представители РПЦ. В своем последнем телеинтервью глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин подчеркнул: «К сожалению, музейщики просто не поняли о чем идет речь или кто-то намеренно ввел их в заблуждение.Мы знаем, что девяносто процентов икон находятся в запасниках, где их никто не может видеть. Нас иногда обвиняют, что в церкви иконы сложно увидеть, но ведь увидеть их может любой. Ошибок хранения и реставрации в церкви было меньше, чем в музеях. Да, ошибки были, в том числе в церкви, и о них стоит только пожалеть, их нужно исправить. Но, к примеру, Боголюбская икона была испорчена при реставрации в музее, а не в церкви. Более того, мы знаем, что фрески Рублева в Успенском соборе стали портится именно после их раскрытия, а не после того как стало совершаться богослужение в храме».

Руководитель синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества не исключает, что за позицией руководителей ряда музеев России против передачи Церкви имущества религиозного назначения кроются корыстные интересы. «Выступают против законопроекта о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения некоторые руководители музеев - два, три, пять на всю страну. И вот здесь стоит задаться вопросом: а бескорыстна ли позиция этих музейных руководителей», - заявил о. Всеволод Чаплин. По его мнению, когда тот или иной музейный руководитель «ожесточенно борется за право остаться в монастыре или в храме, нужно всегда спросить и его, и общество в целом: а нет ли двойного дна в этой позиции. И очень часто бывает так, что при нищенской зарплате музейных работников руководство музеев живет очень и очень неплохо, пользуясь возможностью организовывать торговлю в этих посещаемых людьми местах, сдавать помещения в аренду и субаренду, устраивать пирушки, разного рода увеселительные мероприятия, за которые хорошо платят». Как считает глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, те музейные руководители, которые сегодня пытаются «всеми правдами и неправдами воспрепятствовать возвращению церковных общин в свои же исторические здания, должны быть готовы ответить перед обществом на все вопросы, которые касаются использования руководством музеев тех исторических зданий, которые активно посещаются людьми. И я надеюсь, что этот вопрос будет нашим обществом поднят и поднят со всей серьезностью».

http://www.tvkultura.ru/video.html?id=154194
Это просто ужасно. Нет ли на эту тему каких-либо журнальных статей, на которые можно было бы сослаться?
Как говорится, в единственном экземпляре. Профессиональные тайны с трудом поддаются раскрытию...
Позволил себе дать ссылку на Ваш пост. Надеюсь, Вы не против.

Караул: грабят!

На круглом столе музейных администраторов и представителей Церкви в Паломническом центре 9.03.2010 г. замдиректора Музеев Московского Кремля Андрей Баталов (http://expertmus.livejournal.com/37212.html) «примазался» к нашему предложению о создании специализированного церковного органа, ответственного за сохранность наиболее ценных памятников, находящихся в ведении Церкви (http://expertmus.livejournal.com/49622.html), объявив его «своим». Ну совсем совесть потерял, и куда только смотрит его «духовник»:-)

Нельзя распятым быть чуть-чуть ...

С Божьей Помощью случайно наткнулся в перечне друзей моего ЖЖ - на Ваш ЖЖ и этот пост.

С величайшим интересом прочёл все. Возникли два, важнейших лично для меня, вопроса.

Первый.

Уж простите меня за «ненормальную» для фарисейской нашей "современности" мою прямоту. Но, по-моему, для всякого православного человека есть либо - "да", либо - "нет". Остальное - от лукавого. Или - нельзя распятым быть чуть-чуть.

Поэтому, пожалуйста, сформулируйте однозначно - Вы оцениваете естественной или неестественной ситуацию, при которой государство и руководство РПЦ:

а) разрешают вывоз главных православных святынь во Францию без каких бы то ни было гарантий их сохранности и возврата?

б) не разрешают перевоз одной из подобных святынь в России на расстояние 100 км.?

в) даже не планируют после проведения выставки во Франции организовать в России для русских православных христиан «выставку» святынь, ранее на десятилетия закрытых в "запасниках"?

Второй.

Базово сверхценный для меня. Возник он из сведений Вашего комментария: "о. Владимир Вигилянский подчеркнул, что "Православие до 1917 года было государственной религией и Церковь не была отделена от государства, однако достаточно посмотреть Свод законов Российской Империи, чтобы убедиться, что ЦЕРКОВНЫЕ ПРИХОДЫ, МОНАСТЫРИ, "архиерейские дома" (епархиальные управления) имели юридическое лицо и ВЛАДЕЛИ СВОИМ ИМУЩЕСТВОМ НА ПРАВАХ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ".

Конечно, заведомо антиконституционная (с нарушением принципа ст. 19 Конституции РФ) односторонняя (без решения аналогичным законом проблемы обязательной по международным актам реституции собственности для наследников физических лиц, ограбленных в перевороте 17-ого) реституция земель, храмовых и других зданий, имущества и православных святынь исключительно для РПЦ - без всякого сомнения будет проведена по готовящемуся проекту закона.

Однако, известно ли Вам, что по действующему (хотя и юридически не зарегистрированному Уставу РПЦ) ВСЯ ЗЕМЕЛЬНАЯ и ИНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ конкретных ПРИХОДОВ ЯВЛЯЕТСЯ ОБЩЕЙ, НО НЕ ЧАСТНОЙ (как было до переворота 17-ого) СОБСТВЕНННОСТЬЮ ВСЕЙ РПЦ. Владеть, пользоваться и распоряжаться (то есть РЕАЛИЗОВАТЬ ВСЕ ПРАВА СОБСТВЕННИКА) ОБЩЕЙ ЭТОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ ВПРАВЕ только и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО Синод и Патриарх, как руководитель высшего исполнительного органа религиозной организации.

Скажите, как Вы думаете:

а) нарушается ли нынешним положением дел с церковной собственностью базовый постулат и социального, и духовного института Русского Православия о Соборности в РПЦ, при забвении которого закономерно постепенно умирают два, неразрывно связанных с Соборностью, явления - Святости и Апостольской преемственности?

б) согласны ли Вы с тем, что после возврата РПЦ допереворотных земель, храмов, зданий и иного имущества, необходимо по Соборным правилам (примененным при избрании 19.06.17г. Съездом духовенства и мирян патриарха Тихона) созвать Всероссийский Православный Собор для решения двух наиважнейших (по моему мнению) вопросов

- о внесении в Устав РПЦ изменений, по которым (для восстановления внутри РПЦ отношений Православной Соборности, для возрождения материально обеспеченной православной «общинной помочи» между прихожанами церковных приходов) вся земельная, храмовая и иная собственность является общей долевой (без права выдела) собственностью всех без исключения прихожан, владеть и распоряжаться которой можно лишь по правилам Устава РПЦ и на основании решений Приходского Совета, реализуемых под контролем приходского Старосты (а не батюшки-настоятеля)?

- об утверждении Соборным и законным способом Устава РПЦ с вышеуказанными положениями?

С глубоким уважением, русский правДозаступник Юрий Дмитриевич Падалко.

Re: Нельзя распятым быть чуть-чуть ...

Спасибо за Ваш подробный комментарий и за Вашу позицию.
Поднятые Вами вопросы требуют отдельной правовой оценки, особенно по вопросу церковной реституции, которой, по мнению руководителя синодального отдела Владимира Легойды, "не может быть в принципе".